Досада, раздражение, паника. Усталость. Тревога. Беспомощность. Что делать? Что делать теперь, черт возьми? На долю секунды в сознании мелькнули воспоминания о том, как безоглядно кинулся он на своего тюремщика тогда, в первое свое похищение, пусть этот порыв и закончился плачевно. Сейчас же, хоть бы толику той безбашенной отваги, да на этот раз он не один, а значит несет ответственность не только за свою жизнь. "Может, в этом весь секрет твоей храбрости, а? В прошлый раз ты просто не понимал, во что влип? " читать далее...
15.10
Новый дизайн, свежие новости, упрощенный прием для всех. И все лучшее впереди (:
07.08
Изменились условия получения и траты монет. Ознакомиться с нововведениями можно здесь.
31.07
УПРОЩЕНКА! Для вампиров и охотников до 17.08
28.05
Открыта перекличка, не забудь отметиться.
09.05
С ДНЕМ ПОБЕДЫ!
28.04
С ПРАЗДНИКОМ СВЕТЛОЙ ПАСХИ! Упрощенка для всех до 07.05
10.04
УПРОЩЕНКА! Для вампиров, оборотней и охотников до 17.04
11.03
08.03
С праздником, наши дорогие и любимые красавицы! В честь весны и 8 марта каждой даме по возможности подарить бесплатный подарок!
04.03
Встречаем весну! УПРОЩЕННЫЙ ПРИЕМ для любой расы до 18.03!
28.02
Выложены сюжетные эпизоды. Не забудьте подтвердить свое участие.
23.02
С Днем Защитника Отечества! Поздравляем!К
14.02
С Днем Святого Валентина! Сердечно поздравляем вас, любимые игроки и дорогие гости!
11.02
УПРОЩЕННЫЙ ПРИЕМ в честь грядушего Святого Валентина! Для всех рас до 21.02.
14.01
СО СТАРЫМ НОВЫМ ГОДОМ!. Продлен упрощенный прием для всех до 21.01.
01.01
С НОВЫМ ГОДОМ!. В связи с праздничком объявляется неделя нечести. По 14.01 упрощенный прием для всех нелюдей.
4.12
УПРОЩЕНКА. Для магов и оборотней до 15.12!
14.11
УПРОЩЕНКА. Для вампиров до 25.11!
31.10
С Хэллоуином, дорогие гости и игроки! В связи с праздничком объявляется неделя нечести. По 7.11 упрощенный прием для всех нелюдей. А игрокам хотим напомнить о возможности подарить один бесплатный подарок из пиратской таверны.
01.10
Обновлена хронология событий и переведено игровое время на июнь-июль 2017.
30.09
УПРОЩЕНКА. Для магов до 10.10!
21.08
УПРОЩЕНКА. Для оборотней и вампиров до конца августа!
18.06
2 ГОДА ОНЛАЙН! В честь дня рождения ролевой упрощенный прием всех рас до конца июня! Что нового? Нам 2 года!, Вести с полей, Коллекционные плашки. и многое другое!
16.06
По техническим причинам на форуме пришлось совершить откат до ближайшей резервной даты.
19.05
УПРОЩЕНКА. Для оборотней и вампиров до 25.05!
09.05
С ДНЕМ ПОБЕДЫ!
02.05
МИР. ТРУП. МАЙ. Упрощенный прием для оборотней и магов до 11.05!
04.04
УПРОЩЕННЫЙ ПРИЕМ для охотников и людей до 10.04!
27.03
Обновился дизайн!
08.03
Поздравляем, дорогие девушки, с праздником! Дарим возможность целый день дарить бесплатные подарки из любых категорий и тем!
01.03
Встречаем весну! УПРОЩЕННЫЙ ПРИЕМ для любой расы до 10.03!
23.02
С Днем Защитника Отечества! Поздравляем!Каждый игрок может подарить по одному новому бесплатному подарку из этой темы.
Джордан Харт
Отвечает за графику, развитие сюжета и развлекательную часть игры. Принимает взятки медовухой в личке! Курирует оборотней и гибридов.
лс, аська, скайп
Дэвид Эриксон
Олень-активист. Автор крутых радио эфиров. Отвечает на вопросы, раздает монеты, следит за порядком и отвечает за конкурсную программу. Курирует магов.
личные сообщения
Айлин Фрэйзер
Активистка, модератор и просто красавица. Курирует охотников и колдует над сюжетами.
личные сообщения
Медея Грант
Верховная ведьма, которая всегда придет на помощь. Курирует магов.
личные сообщения
Мэва О'ши
Маленькая красавица с большими амбициями. Шуршит по форуму, аки пчелка. Всегда на чеку и готова прийти на помощь. Курирует вампиров.
личные сообщения
Исабелла Мак Тир
Темная ведьма, которая отвечает за пиар и рекламу.
личные сообщения
Шейн Боумэн
Идейный вдохновитель и символ проекта. Раскуривает пенопласт и крутые сюжетки. Мастер исчезновений и появлений.
личные сообщения
Вверх страницы
Вниз страницы

THE CURSED CREATURES

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » THE CURSED CREATURES » Родственные души » REVOLT


REVOLT

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

https://i.imgur.com/9F39p2X.png

W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

2

revolt-teaser: upcoming quests

0

3

http://s3.uploads.ru/9b8q6.gif http://s3.uploads.ru/JqaLd.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jane Levy

» имя, возраст:
Charlotte “Charlie” Delaver
Шарлотта “Чарли” Делавер
23 года
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Член боевой группы в побочном штабе Южной Дакоты

» способность:
На выбор по согласованию с семьей
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Тебе повезло стать третьей случайностью в семье Делавер. Тебе повезло не запомнить ту нищету и ограниченность, в которой мы находились, когда ты родилась. Тебе повезло стать младшей из трех сестер, которой всегда доставалось больше, чем остальным: еды, игрушек, одежды, любви. Пока старшая дочь впитывала все от отца, ты с каждым днем все больше и больше получала от матери. Те же жгучего рыжего цвета кудри; зеленые, как изумруды глаза; умение расположить к себе любого незнакомца. Ты впитала в себя самую лучшую версию от каждого из членов нашей семьи. Ты всегда выступала нейтральной стороной, всегда тушила пожар конфликтов, будь они между Клэр и Пейдж или Джо и Джилл. Ты мягче, ты спокойнее, в тебе больше самообладания и здравого смысла. Ты та дочь, которую мечтает получать каждая мать: носила платья, заплетала косы, меняла поездку с друзьями на вечер с семьей. Ты душа семьи, без тебя бы семья Делавер не протянула так долго. В тебе нет вселенской злости, тебя не мучают переизбытки неконтролируемых эмоций, ты всегда уравновешенна, складно мыслишь и рационально поступаешь. Ты не ругаешься с сестрами, потому что в их головы заложили, что младшую нельзя обижать, ты любишь отца, потому что один твой взгляд вьет из него веревки, ты предана матери, потому что она с тобой и в победах, и в поражениях, ты за это ей навсегда благодарна. В тебе есть лишь одно противоречие, так долго не дававшее покоя, потому что было неосознанно – твое альтер эго.  Ты мягкая, а оно жесткое, ты нежная и женственная, оно мужское и сильное. Ты удивила мать лишь однажды, когда выбрала пойти дорогой, слишком знакомой отцу и старшей сестре, ты выбрала стать солдатом. 

Ты моя третья дочь. Слишком похожа на мать, как внешне, так и внутренне, но умеешь брать верх над своими эмоциями, что не удается сделать Джилл и по сей день.

Тебя не приходится ругать или пичкать нравоучениями, с тобой можно душевно поговорить или тихо помолчать. Ты не принимаешь чью либо сторону, достаточно четко обозначив, что для тебя мы все одна сторона, потому что одна семья.

Развод родителей стал для тебя слишком сильным потрясением, которое в последующем и привело к пробуждению способности. Тебе пришлось переехать из родного дома вместе с матерью и тем самым слишком тосковать по отцу. Головой и сердцем распад семьи ты так и не приняла, все время ища способы примерить взрывоопасную парочку Джо и Джилл.

В тебе живет две противоположности: плохая и хорошая. Это не делает из тебя монстра или преступника, но ты становишься, подобно железному человеку, личностью, которой все ни по чем.

Со своими умениями и возможностями ты решила пойти в военную академию и приносить пользу своей стране, став солдатом, которого проблематично убить. С началом войны ты приняла сторону вигилантов, став неотъемлемой частью боевой группы.

Новость о смерти отца заставила тебя на время дать волю эмоциям, а затем уступить место второй личности, чтобы поддержать мать, продолжить работу и не сломаться, но все равно пугать её холодной фразой «Я со всем разберусь».

Решив, что под постоянным присмотром матери не сможешь в полной мере исполнить свой долг, ты сразу после окончания обучения в академии Вест Пойнт, приняла решение, продолжить карьеру в качестве члена боевой группы в побочной штабе Южной Дакоты.

Без покровительства матери ты смогла вдохнуть полной грудью. Ты стала жесткой, требовательной, слишком правильной, не уступающей в спорах или правах на ошибку. Кто-то считает тебя несносной, кто-то слишком рискованной, однако ты четко знаешь, чего хочешь от жизни, не слушаешь остальных и веришь лишь себе самой.

Дополнительно:

Немного мелочей от второго заявителя:
Глупо отрицать, что тебе проще отдалиться от отца, чем от матери. Доподлинно неизвестно: сама ли ты решила так, или твое второе «я» нашептало столь отчаянный для любой дочери шаг, но факт остается фактом - если бы Джо поставил тебя перед выбором с кем ты будешь жить, то ты бы выбрала мать. Благо выбирать не пришлось.

Отец гордится Клэр, переживает за Пейдж, а ты для него отрада, молоденькая Джилл, которую он повстречал в школе: хорошенькая и умная. В твоих просьбах глава семейства всегда находил самую приятную работу на свете.
Именно поэтому Делавер, долгое время не сможет свыкнуться с реальностью в которой Шарлотта показывает в себе иную, не привычную всем сторону личности, ту, которая никак не клеится с обличием милой, краснощекой девочки с рыжими косами.

Обостренное чувство справедливости заставляло маленькую Чарли влипать в ситуации, где нужно было предотвратить рядовое правонарушение. Потасовка хулиганов у школы, котенок на верхушке дерева, перевернутая мусорка. «Правильная до тошноты» - постоянно говорит одна из сестер. Такой же пыталась быть и твоя мать, но и в этом ты её опережаешь.

Ты довольна прямолинейна, но не глупа. Исполнительна, ты не любишь принимать какие-либо важные решения без предварительной подстраховки и просчета. Как примерного солдата тебя устраивает следовать приказам начальства.
Обожаешь боевые искусства и ножевой бой, как завороженная можешь любоваться холодным оружием в своих руках. Одному из своего оружия, подаренного на выпуск из академии отцом, ты дала имя.

До недавнего времени у Чарли не было никаких проблем с контролем способности, ее способность была по-джентельменски услужливым, можно подумать, что она испытывает к тебе свое рода любовные чувства, но нет - она просто принимает правила игры, которые хочет изменить. В будущем.


По игре:
● Введены ключевые моменты, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, ожидаем неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
● Практически все менябельно и обсуждаемо, дано желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего—мы вас возьмем целиком и полностью.
● Особых требований нет. Первое или третье лицо- ваше дело, но какая-то активность на форуме в игровых разделах- крайне желательна.
● Вас ждет по крайне мере три ведущих соигрока: отец, мать и старшая сестра, но кроме игры с нами хотелось бы видеть вашу независимую линию.
● Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.

п р и м е р    п о с т а от Папки.

Tell me, how long do we wait
Until we see the other side?
T h e   e n d   o f   e v e r y t h i n g
Nothing left but you and I.

Хорошее дело браком не назовут. Отец так говорил за что получал от матери щедрый подзатыльник. Джо лыбился на пару с братом. Несмотря на многие «но», их семья была во многом образцовой для их непутевого штата. Впрочем Делавер младший никогда не видел себя отцом, мужем, главой большого семейства. Жизнь щедра на хитросплетенные повороты судьбы, иронична, порой зла, порой задорна, как музыка на Техасской свадьбе, но справедлива.
— Бедный ребенок- говорит печально Джо и про свое будущее дитя, и про то еще не оформившиеся создание, что поправляет подвенечное платье напротив него. Тогда у незадачливого жениха появилась странная манера мрачно отшучиваться по любому поводу, ускользая от раздражающего разговора, как от нависшей угрозы. От Джилл, правда, так просто не уйдешь. Она навязывалась. И спустя многие годы ему стало стыдно за этот спектакль холодного суженного, который продолжался ни один год. Заботливая женушка всегда напоминала ему о том, что он никогда не был таким строгим, смурным и закатывающим глаза мужчиной. Он примерил новую роль и она вполне себя его устроила, ему было странно учить ребенка тому, что он принял поневоле. Ответственность за свои поступки. Быть в ответе за тех кого ты любишь.

— Все дело в привычке.— Альберт жует свою китайскую лапшу и дирижирует деревянными палочками, точно перед ним выстроился Шанхайский симфонический оркестр— В запахе!
Джо облокачивается на капот заглохшей машины, скрестив руки, и поправляет солнцезащитные очки, скрывающие красные от недосыпа глаза. Сложно спать на новом месте. Одному уж тем более.
— Ты когда успел стать Жаном Батистом Гренуем, идиот?
— Нееее, я как Аль Пачино, смекаешь?— он причмокивает и махает ладонью на обожжённый специями язык, умудряется перекинуть галстук на плечо и начинает входить вдоль авто, остановившись в итоге перед боковым зеркалом— Бабий запах прицепляется намертво, но и тут есть рецепт. Клин клином. Тебе нужно перебить одни феромоны другими.
Понятны теперь к чему эти разговоры вокруг да около. Прошло много лет, а он так и не смог прийти в себя. Джо выдалось пробовать других женщин. Это как нырнуть в прорубь. Хочется поскорее вылезти оттуда. Неприятно, промозгло. Нет, непривычно. Омерзительно. Делавер качает головой, опустив взор на потрескавшийся от безумной жары асфальт стоянки перед забегаловкой в классическом чайнатауне. Что этот идиот может знать о нем, о ней и вообще? О времени, которое просто так не затолкаешь в мусорный контейнер, как труп кошки.
— Тебе и сорока нет, начальник.— мужик не унимается, а Делавер становится только раздражительнее после кофеинного передоза и палящего ультрафиолета, вызывающего зуд по всей коже.
— У меня трое детей, Ал, им нужна семья. Сильнее чем мне. — Точно в исповедальни, он говорит это сквозь сложенные ладони, вспоминая по итогу, что так и не успел заехать купить подарок для на день рождение малышки Чарли.
— Хорошая отговорка, дружище, ты холостой теперь, так что радуйся. Отмучился. Каторга позади. Спусти уже черный флаг.
— У меня трое детей.— повторяет Джо сквозь зубы, понимая, что в этой фразе гораздо больше смысла, чем он может вложить в этот идиотской разговор о его личной жизни. Вернее заметить, о ее отсутствии.

«У меня дома жена и дети». Звучит как отговорка. Он предостаточно слышал подобное из уст людей, которых ему пришлось отправить на тот свет за эти годы. Жутко. Осиротевшие, овдовевшие, одинокие. Это его рук дело— чужие искалеченные жизни.
Когда же он оказался на прицеле, то он и сам был готов произнести эту заезженную фразу, но потом, прямо перед тем, как вигилантский капитан отряда зачистки вернул предохранитель на место, он вспомнил, что конкретно все проебал и на эту мольбу у него нет никаких прав. Это неприятное ощущение легкой диареи вместе с желанием обоссаться на ровно месте испугало его сильнее, чем перспектива смертной казни.
И где его работа, за которую так цеплялся? Где его дом, о котором так грезил по итогу? Где его жена и дети, частицы его самого?
Запах гари неприятственно ударил в нос. От родного города не осталось камня на камне. Геенна огненная поглотило его и всех жителей. А он торжественно шагал в сторону этих чудовищных разрушений, как на параде. Именно там он обещал быть своей жене, дабы вытащить заблудших детей из хищных орлиных когтей. Он поклялся своей жизнью.

Где все?
Ему вспомнилось, как он осторожно обнимает свою милую Джил, когда она, на 7 месяце уже третей беременности, спящая, уставшая от того что приходится есть за двоих, роняет детскую книжку с ирландскими сказками из ослабших рук. Малыш пинается, собственно, как и остальные бойцы до него. Джо касается губами горячей мочки уха, опускает голову, молча утопая в океане ее огненных волос и еле заметно улыбается. Говорят, что после беременности женщина преображается, становится еще более прекрасной, Делавер закатывает глаза от этой мысли и еще не понимает хорошо это или плохо для него. Его эти просиживания штанов в юридической конторе в тесном офисе при прокуроре города Остин сильно потрепали. А вот она, кажется, ему все еще цветущей и такой пленительной. Он не позволял себе ревность. Но снедавшая несправедливость по этому поводу жгла сильнее любого каленого железа.
Куда она уйдет. Брюхатая?
Уже проходили. Не дай отче повториться этому скандалу.
Тесный костюм натирает в подмышкам, ему нужно идти на неблагодарную работу. Спасать тех, у кого либо нет денег на хорошего адвоката, либо тех, кого отказываются защищать по этическим соображениям, что значит в их штате— они перешли дорогу не тем парня. Ровно через год он поступит в Куантико и все изменится. Но в лучшую ли сторону?

Не то что зрение с возрастом подсело, или слух не так остер после постоянных взрывов и легкой контузии, застигшей его месяц назад в окопе. Но запах кожи Джилл безоговорочно вывинтил ржавые гайки его нутра и весь механизм самообладания застопорился. Мужчина задрожал.
Как много времени прошло без нее? Немое безумие на протяжении 8 лет напоминало песочные часы, где вместо песка залили воск. Все заметили, как сник былой пыл, Джо на год стал как-то активнее и шутил, что начинается новая жизнь, но какой черт она ему нужна такая? Опустевшая, заброшенная, без смысла. Он катился с горки, которой не было конца. Внизу скалы без намека на воду.
И вот, когда разбитый мужчина был на грани, то случилось странное и непредвиденное. Джилл пришла к нему вместе с Клэр и Чарли. Банальная неприятность, устроенная вечным генератором неприятностей Пейдж, которая быть может спасла им всем жизнь своей непутевостью. Ведь сколько людей уже погибло? Скольких они знали лично, а они все еще живы. Джо видит по ее блестящему в изумрудах взгляду, как она сама поражена его появлением, а бывший агент при всем при том, что творилось на протяжении года, когда буквально приходилось выживать на просторах Висконсина, совсем не удивлен, что она всегда была тут со своей единственной не сгинувшей пока в бессмысленной войне дочерью. Берегла, как ей казалось, последнего члена семьи.

— Прости меня. Прости пожалуйста. — он опускает голову, щурится от боли и сглатывает соленый комок. Джо явилось ощущение, что не проговаривать застрявшие внутри словоформы больше нельзя. Когда столько раз был на волоске неминуемой гибели— хочешь-не хочешь, а по неволе начнешь ценить жизнь и осознавать ценность момента. Чего ему стоило лишний раз сказать, что он ее любит? Что он ей благодарен за проделанный пусть сквозь годы? Несколько секунд его времени, пара нечаянных слов могли бы заглушить желание истерить, начать искать загвоздку, которая всегда крылась в его работе— тупой страсти найти себя. Теперь мысли, неозвученные на протяжении совместной жизни материализовались, обрели завершенную форму.
-Я хочу выполнить данное тебе обещание. Но это чертовски сложно, все не так как я ожидал. Не все просто.
— Они все твои девочки и они похожи на тебя гораздо больше, чем ты думаешь. В нужный момент это сыграет в нашу сторону, вот увидишь.
— Это меня и пугает— Замечает Джо. Он отлично знал к чему приложил свою руку. Их дети поступают, как считают нужным, как поступал всегда он без оглядки на других. И только лишь поэтому он уже в незавидном положении. Клэр уверена, что ее папаша давным-давно где-то в почве, в лесах, на земле людей, которые столь хладнокровно ее прикончили вместе со штабом. Шахматная партия была разыграна неверно еще в дебюте, но это не значит, что нельзя все еще переломить ход сражения.
Он старается смотреть на всю картину сверху, но она уже слишком масштабная для его взора и с каждым его ходом в ней все больше и больше деталей.
Что кроме фатальной потери способно укрепить веру в свои поступки, которые год назад казались безумием? Он проходил развод.  Но смерть отца— явно не то. Клэр не поймет его. Джо и сам себя не понимает. Сплошная передряга.
Ему ли говорить о том что тяга влипать в переделки— это какая-то общая с Джилл черта.
Нашла коса на камень.

И вот опять Джозеф размахивается и его металл разлетается на куски. Можно ли чувствовать себе более по-идиотски? Лицо по привычке застывает в подобии мимического паралича. Клубок нервов распутывается не сразу, ибо эта возможность отдышаться дается ему тяжелее любого убийства. Это как идти несколько дней по выжженной пустыне где-нибудь в Вегасе и захлебнуться от пригоршни воды из рук прекрасной незнакомки.
Джо почему-то улыбается без ведомой причины, Джилл должно быть чувствует, как дрожат его строгие губы, так же как и в первый раз. Самоуверенно, словно, это всегда было вопросом времени. Как и тогда, в прошлой жизни, после нескольких шальных свиданий, когда он уже прижимал ее всем телом к стене, а она играючи ускользала от него укоризненно добавляя, что он уж слишком торопит события. Стоило ему тогда прислушаться.
Но как тут устоять, когда она притворяется лишь загнанным зверьком, но ее горящий взгляд дает понять: на ловца и зверь бежит.

45-летний мужчина не сразу вспоминает сколько ему лет. Вроде бы зрелость уже где-то тут, рядом, и все у него было, но сейчас — это «все» начинается вновь захлестывать, обуревать. На этот раз не в пример страшнее. Руки неуверенно поднимаются спине, проскальзывают по шее, ладони ложатся по обе стороны головы, накрывая волосы, касаясь ушей. Теперь когда уже рыжая подается вперед, он с жадностью впиваясь в то, что когда было его безраздельно. Проникновенные черты губ не менялись, как и структура, как и вкус смешавшийся со вкусом помады.
— Пять минут?- в его голосе появляется наигранная строгость. Она что засекала? Бывший муж не удивился. Но кабинет напротив гнезда аналитиков не самая лучшая локация для их незатейливой ссоры, особенно в самый разгар рабочей недели. Джо выдыхает, и не сразу до него доходит, что ему придется выпустить Джил из своих объятий. На его языке все еще чувствуется легкая горечь духов, когда он коснулся устами ее шеи.
Но эта горечь блекнет. Приходит другая. Послевкусие к скорому расставанию.

— Я на плохом счету. – Джо все еще смотрит ее глаза, скрывая как он заворожен он опускает взгляд чуть ниже. Не помогает. Так же неспешно отходит, открывая дверь кабинета перед женщиной.— Меня никто не воспринимает, я думаю, что мои задания буду еще более самоубийственнее, чем в побочных штабах. Умру? Прекрасно, отличная причина ВСБ закрыть мое досье и гадать в какой уголок памяти они еще не залезли. Словить на лжи у них не получилось, но их дотошность подвела ни одного человека к могиле. А я выбравшись оттуда, не очень хочу обратно.
Делавер осматривается по сторонам, коридор пуст, без лишних ушей. Он берет ее за плечи и так же настырно опускает голову, чуть пригнувшись, чтобы его глаза оказались на уровне их.
— У нас все по прежнему.— Джо тяжело моргает, словно пытается выделить свои слова не только тоном, но и каким-то особым знаком.— Нужно выждать. Я нашел подходящее задание, которое уже на все 120% покажет начальству, что мне можно заниматься дальней разведкой вне нашей территории, а значит, я найду Клэр и Пейдж.
Пальцы начинают дрожать, он смотрит на них и понимает, что след на безымянном пальцем давно исчез. Еще одна причина вернуться на место преступления? А там его только и ждут. 
Понимает ли она его или нет? У него нет времени объяснять, время утекает сквозь пальцы, пускай они и переплелись как раньше, но это не способно переломить ход хроноса. Он с закрытыми глазами выпрямляется в полный рост и передергивает напряженными плечами. Ему до сих пор не верится, что он жив. Наверное, ему никогда это не осознать.
— Ты мне нужна здесь с Чарли, я молю тебя не влипай никуда. Я не хочу потерять и вас.-Рука выскальзывает из ее замка и он отходит на несколько шагов, он уходит спиной и разводит руками— Мы на войне, Джилл. Тут люди умирают. На заметку.
Это не было возвращением домой, потому что штабу вигилантов никому не заменить в его голове домиком со своим садом. Подальше от пыли. С детьми. Но поговаривают, что дом— это не только стены и потолок. Не элементы уюта, мебель и домашний питомец. Дом— это где тебя ждут. Если раньше Джозеф Далевер был нахальным гордецом, то сейчас он принимал этот мир, каким он есть. Со всеми его условностями, переломанными конечностями и кровью в легких. Но есть одна вещь, которую он тогда, почти 10 лет назад не смог принять и сейчас все его существо сопротивлялось. То что Джилл не его женщина. Сейчас он рад бы это исправить, если бы только они оказались в другом уголке вселенной, где нет этого клацанья мышки, нервного кашля ВСБшника за его спиной и звука шредера, пожирающего клочки бумаги с некорректными отчетами. Джо бы все мог исправить. Ему это по плечу, но это больше не их жизнь только. Это жизни их детей, которых он подвел. Которые еще не знаю, как далеко он смог зайти в своем желании их защитить. Тень накрывает его на повороте, как будто портал в другое измерение, где нет места сантиментам.

п р и м е р    п о с т а от Мамки

Take my mind and take my pain
Like an empty bottle takes the rain
And heal.

Когда становишься старше, когда за плечами уже добротная прожитая жизнь, осознаешь, что многих вещей уже с тобой не случится. Первой влюбленности, первой работы, первого трепетного чувства в ожидании ребенка, первых побед и первых поражений. Основные моменты с тобой уже случились, и ты подсознательно уже давно списал себя со счетов, потому что есть молодые, более живые, с огнем в глазах и рвением сердцах. Ты потаскана, помята, использована судьбой. Жизнь списывает тебя на использованный товар, здесь тебе больше нечем крыть. И вот если бы не война, возможно ты бы ещё пожила, завела бы пса или мужчину, кого-то, кто приукрасил твою размеренную жизнь разведенной женщины и матери выросших детей. Но война переворачивает все, в том числе и спрос на тебя, твои навыки, знания и умения. Будь я более смышлёной, то научилась бы воевать не с тремя дочерями, а террористами, но кто бы мог подумать. Кто бы мог подумать, что наступит война.
И это бесит меня больше всего, ведь смириться с тем, что я уже глубоко зрелая женщина, которая свое отжила достаточно просто, а вот принять, что такая молодая девушка, как Бонни, вынуждена рисковать своей жизнью и ставить под угрозу всю ту предначертанную судьбу, которую она может так и не получить, получив шальную пулю, принять это совсем непросто. Заставлять девушку сражаться, брать в руки пистолет, убивать, вот чему учит нас 21 век. Так и хочется крикнуть избитое: остановите землю, я сойду.
— Брат, это же замечательно!— особенно, что он по ту же сторону, что и сестра. — Пол… А я ведь готовила ему парочку раз отчеты — даже странно, что все под носом, а ты и не замечаешь, слишком отрешенная, слишком сосредоточенная лишь на работе. — Иметь брата дознавателя очень неплохо— во всем смыслах, я подмигиваю девушке, ведь мы обе понимаем, что брат не допустит, чтобы кто-то её обидел.
Бонни с долей обреченности констатирует факт отсутствия мужа и детей. Ха, не понимает она своего счастья, пожить бы ей денек из прошлого с моей семьей, разом всю хандру смахнет, а желание ещё лет на 10 отпадет.
— Не ровняйся на других, всему свое время. Я стала мамой в 16 лет, поэтому, как по мне, чем позже, тем лучше — смеюсь и вот от чего Илвет хочется рассказать все без стеснения? Ведь я до сих пор стыжусь этого пункта из своей биографии, католические семена, посаженные в меня с рождения, заставляют грызть мою совесть.
– Все будет, Бон, обязательно. — ведь никак иначе, мое время прошло, но её ещё нет, её ещё впереди.
PART II

Задыхаюсь. Почему это происходит со мной? От чего вселенная не добьет меня уже каким-нибудь дробовиком? От чего сначала заставляет похоронить мужа, а затем вытаскивает его с того света, чтобы напомнить, за какого лжеца и несносного подонка я когда-то вышла. От чего она заставляет меня вспомнить, как я любила? Безответно, но даже и тогда по всем законам, по всем правилам. Почему нет ни малейшего проблеска света в этой кромешной темноте болезненных, сжигающих изнутри эмоций.
Я еле добегаю до своей комнаты, забывая подумать о такой мелочи, как закрытая дверь. Влетаю и разрываюсь на вымученный вопль, исходящий из-под давящей диафрагмы на легкие. Зло пинаю стул, на котором покоится стопка чистых вещей, смахиваю с тумбочки тускло светящий ночник, хватаюсь за горшок с алоэ и с силой разбиваю его об стенку. Уши пронзает дикий вопль растения, а кожу обдает горячим хлыстом, ведь я врежу тем, кого сама создала, вырастила, связала с собой. Джо лишь подтвердил мои опасения, что Клэр преднамеренно осталась на стороне врага. Она сделала выбор, не в пользу семьи. Воздуха не хватает, также как и сил принять реальность. Я хватаю очередной горшок с цветком, на этот раз орхидеей и с силой волейболиста отправляю его к противоположной стене. Именно в этот момент в дверной проеме появляется чья-то голова, которой приходится увернуться от «летящего растения».
— Бонни? — в ужасе я стою посреди полуразрушенной комнаты и вонзаюсь пальцами в пряди рыжих волос. — Прости, я целилась не в тебя, я не думала… что дверь не заперта.
Все тело ноет от боли, которую я причинила цветам и тем самым самой себе. Нужно подождать, пока она смущенно закроет за собой дверь и вот тогда я продолжу. Продолжу отдавать должки сучке судьбе.

And tell me some things last

п р и м е р    п о с т а от Старшенькой.

Я смотрю на них и вспоминаю, почему после магистратуры и Куантико не вернулась ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес. Нью-Йорк находился практически в равном удалении от обоих очагов дополнительных проблем. Идеально было бы, конечно, переехать в Майами, чтоб уж было честно, но климат не тот. Я смотрю на них и вспоминаю вечера, когда они оба думали, что малышка Клэр на верху спит. Я смотрю и понимаю, что смертельно устала. Вот именно сейчас. Будто бы я уже слишком стара для того, чтобы снова окунаться в эти проблемы родителей снова. Мы все отлично знаем, что кроме них двоих никто и ни что не сможет им помочь. Ни Пейдж, ни Чарли, ни уж тем более я. Два мазахиста, что, кажется, никогда не перестанут друг друга терзать. I want to get out of here.

Клэр утыкается переносицей в пучок из кончиков пальцев. Осматривается. Типичная холостятская квартира. Ни картин, ни штор, ни статуэток, ни вазочек. Почти что спартанские условия. И если у матери обаняние отменное, то Клэр лишнего не замечает обычно, а потому молчит. Чарли ведёт себя так же как в детстве: когда не может спрятаться за юбку матери, она прячется за юбку Клэр, следует за ней хвостиком и помалкивает, поддакивая только тогда, когда это необходимо. Если бы так же можно было и с Пейдж, было бы куда проще жить. А сейчас… Клэр бы предложила Шарлотте отправиться от этой начинающейся грызни куда-нибудь подальше, кофе элементарно попить и составить план действий, но куда же сбежишь с этой подлодки. Бадди не выдержал и лёг, положив голову на лапы и следя за фигурами Джо и Джилл. Клэр потянулась в сторону и погладила его по спине.
— Не, ну засохший сыр, это ещё ладно… Вот если бы там мышь повесилась, — глупая привычка вставлять едкие комментарии, и появилась она где-то со времён Гарварда. Клэр знает, что лучше не встревать и дать им двоим выговорится, но тогда придётся потратить слишком много времени. Можно, конечно, пока с Чарли прогуляться, купить сервиз, чтобы Джилл его побила (желательно не о голову Джо), пачку сигарет, чтобы у Джо была возможность предложить Джилл паузу, после того, как наорутся оба, и пачку контрацептивов, чтобы у всей развалившейся семьи не было ещё одной «проблемы». Хотя Клэр была уверена, что в четвёртый раз точно должен быть пацан. Но отец как-то решил не проверять, что славно.
По суровому взгляду матери в ответ, Клэр поняла, что лучше пока заткнуться. Девушка вздохнула, нагнулась вперёд и посмотрела на Чарли. Она уже было собиралась открыть рот, чтобы предложить сестре кофе — должно же оно здесь быть. Но вопрос прервал её планы, и она поочерёдно посмотрела на отца, а потом на мать. Пауза затянулась, как петля затягивается на шее жертвы.
— Что имеешь в виду под "хотела, чтобы мы увидели"? — глупый вопрос-уточнение, но Клэр слишком туго воспринимает эту информацию. Пазл в голове слишком быстро срастается в единую, цельную картину. Волосы на затылке встают дыбом. И как они изначально не подумали об этом. Клэр пришлось иметь дело с той шушерой, которую Пейдж называла своими друзьями, но там были в основном отбитые ребята. Клэр поджимает губы и откидывает голову назад, на спинку кресла. Затем молча и деловито достаёт телефон, набирает последний номер.
— Джим, — она хотела начать быстро, но для начала нужно удостоверится, что на том конце тебя слышат, ибо привычного «Боунс» не было.
— Да, Клэр, уже соскучилась?
— Слушай, можешь пробить по своим чудо каналам траекторию перемещений Пейдж Делавер за 15 февраля? — она пропускает мимо ушей явное продолжение марнезонского балета, начатого накануне, серьёзным тоном, зная, что в этот момент профессионал в Боунсе включается.
— Ну ты загнула. Оплачивали ли она что-нибудь картой, бронировала ли билеты — это да. Но мобильники — это территория…
— Не выделывайся. У тебя полный доступ к…
— Клэр, они тоже не дебилы. Каждый выход в программу прописывается в протокол, как и то, что я там делаю. Для меня это так себе чревато, больше для тебя. Ты уверена, что хочешь, чтобы я отследил метаданные твоей сестры?
Делавер замолчала. Если то, что говорит Джил — правда, то у них всех начнутся проблемы. Мало того, что Пейдж Делавер — киберпреступник, пусть и не на серьёзном уровне, так ещё на стороне террориста Риндта.
— Кееей.
— Я думаю, погоди, — девушка поднялась из кресла. Бадди поднял голову, Чарли внимательно смотрела, как сейчас смотрят и родители. Все эти взгляды чертовски мешают думать, как поступить лучше.
— Отследи повторно карту, может мы что-то упустили в первый раз.
— Хо-ро-шо, но не рассчитывай на результат... — на распев отвечает Джим, тяжело вздыхая.
— Спасибо, Джим, — Клэр жмёт кнопку отбоя на большом дисплее и оборачивается ко всем вопрошающим. Взгляд глубокопосаженных серо-зелёных глаз останавливается на Джо:
— Теперь ты понимаешь насколько всё серьёзно? — Делавер склоняет голову набок и выдерживает паузу, чтобы продолжить, — Мама позвонила мне уже в самый крайний случай, перед тем, как поехать в отделение полиции, чтобы заявить о пропаже. Я напрягла пару своих знакомых, чтобы проверить банковские счета, когда выяснила, что друзья её не в курсе, где она. Кстати, раз уж последний бойфренд за решёткой, есть шанс, что нам дадут его повидать? Может он что-нибудь знает?
Клэр чуть сощурилась. Взгляд ищейки. Хорошо, когда знаешь, что ищешь. Сложно только то, что не можешь предугадать, где искать.

0

4

http://sh.uploads.ru/XpOHm.png
R   E   V   O   L   T
W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

5

https://image.ibb.co/fXw7JJ/5.gif  https://image.ibb.co/dCk3Qy/1.gif  https://image.ibb.co/huumdJ/8.gif
BRIANNA CONNOR, 31 » PROBABILITY MANIPULATION » BRIDGET REGAN
В  Л  И  Я  Н  И  Е      Н  А      П  О  Л  Я      В  Е  Р  О  Я  Т  Н  О  С  Т  И

[indent] Брианна всегда могла постоять за себя и дать сдачи обидчику, с годами превратившись из боевой и отчаянно смелой девчонки в умную и сильную женщину, умело сочетающую в себе сострадание к ближнему и хорошо поставленный хук справа.
[indent] Рано потеряв отца, взяла на себя роль "старшей" и некоторое время совмещала школу с подработками в местном кинотеатре. Когда ее мать вышла замуж во второй раз, Бри позволила себе немного расслабиться и поступила в академию ФБР, по окончанию которой прошла несколько лет практики в общем отделе, а после перешла в специализированный отряд HRT (Hostage Rescue Team), главным профилем которого была борьба с терроризмом и освобождение заложников*.
[indent] Новость о том, что Бри является одной из homo futurus, скорей, испугала ее, нежели обрадовала. Сотрудники Департамента долгое время не могли определить специфику ее дара, и еще будучи школьницей она добровольно проходила все проверки и тесты, результатом которых стала пометка в личном деле о ее "крайней везучести", что не сразу отнесли к настоящей способности. И только во время обучения в академии Брианна подтвердила догадки Департамента и закрепила за собой право называться носителем, способным влиять на поля вероятности.
[indent] Для Бри не было секретом, что правительственные структуры умеют вставлять палки в колеса. И когда по миру пронеслось скандальное видеообращение Риндта, она держалась в стороне до тех пор, пока едва не погибла, защищая семью, находящуюся под программой защиты свидетелей. Оправившись, Коннор выяснила, что свидетеля "продали" те, на кого она работала. Смерть вверенной ей семьи стала последней каплей, и Брианна активно подключилась к противостоянию, заняв сторону ренегатов.
[indent] Она умна, собрана, уверена в себе и своих решениях, относится с милосердием к тем, кто в этом нуждается, и с жесткостью к тем, кто этого не заслуживает. Обладает крепким здоровьем и спортивным разрядом в одном из видов боевых единоборств*. Бри - хороший командный игрок и всегда прикроет спину товарищей по оружию; она - талисман удачи и "заячья лапка" ренегатов. Не пойдет на выполнение приказа, который заведомо навредит гражданскому населению.
[indent] Долгое время отклоняла предложения по переводу в главный штаб, которые регулярно приходили на ее имя в каждый новый побочный, где останавливалась девушка. Коннор принимала активное участие в сражениях по всей стране, старалась помогать там, где только было возможно, но не хотела быть привязанной к главному штабу. И только когда начался массовый переход к вигилантам, Коннор, подозревая Элдермана в чем-то действительно глобальном и нечеловечном, наконец, согласилась на перевод, решив, что на этот раз ренегатам главного штаба не помешает немного удачи.

0

6

Мелисса // 40 лет  // ренегаты  // огненная женщина
http://funkyimg.com/i/2J4nA.jpg

W   A    N    T    E   D
D   E   A   D          O   R          A   L   I   V   E
▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲

0

7

https://78.media.tumblr.com/06108084cf8f663c1d8d741782759783/tumblr_np6nipl08B1rwbssqo1_250.gifhttps://78.media.tumblr.com/98bf074ee96bf343812c002d30e93a3d/tumblr_np6nipl08B1rwbssqo2_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
zoe kravitz

» имя, возраст:
Nala Imari Forsythe/Нала Имари Форсайт, 20 лет.
» принадлежность:
Носитель или человек. Без разницы.
» профессия:
Студентка (специализация на выбор игрока). В настоящее время - информатор/член партизанского отряда/искатель в Южной Дакоте.

» способность:
Возможно, что-то связанное с преодолением расстояния - электроперемещение, левитация и т.д.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Никто никогда не верит, что мы брат и сестра. Неудивительно, конечно - поэтому нам остается лишь посмеиваться над чужим изумлением.
Нала родилась в Южной Африканской Республике и любит свою страну, несмотря на все противоречия. Она была рождена вне брака -
но была любима и недостатка в родительском внимании не испытывала. Джоэл, мой отец, позволял ей самой выбирать свою судьбу,
ее мать проявила в воспитании дочери не меньшую мудрость - оттого Нала выросла смышленой, самостоятельной девочкой, не знавшей "прелестей" трудного переходного возраста. Она никогда не устраивала драм из-за того, что ее родители не были женаты (Джоэл так и не развелся с моей матерью) и не воспринимала существование старших братьев - меня и Эрвина - как угрожающее ее семье зло.
Я не буду расписывать семейные взаимоотношения до мельчайших деталей, как и ее выбор профессии, поскольку считаю, что такие вещи проще и вернее обсуждать уже непосредственно с игроком. Важно, что до октября 2036-ого года Нала была в США - училась по обмену либо же проходила курсы для носителей из-за внезапно проявившейся способности - где жила со мной в Бостоне. Как только конфликт перешел в новую фазу, границы оказались закрыты, и мы не смогли вернуться на родину. Нала застряла в чужом государстве, но, как вскоре выяснила, не на чужой войне. Как бы сильно ей не хотелось вернуться домой, вражда между ренегатами и вигилантами не могла оставить ее равнодушной. Она выбрала одну сторону вместе со мной - не из-за того, что слепо доверяла чутью брата, а по собственным убеждениям.

Юджин души не чает в Нале и пытается ее всячески опекать, что с его легкомысленным характером смотрится смешно - и Нала это прекрасно сознает. Она со смехом принимает любую помощь старшего брата и является одним из немногих людей, кто может с ним справляться в те времена, когда его циклотимическое расстройство (переход от воодушевленности и все побеждающего энтузиазма к депрессии) обостряется.
Я бы хотел видеть ее в штабе Южной Дакоты или же информатором - в той же Дакоте или Мичигане, поскольку считаю, что при всех ее достоинствах в главном штабе ей не место. Поэтому мы будем видится не так часто, как хотели бы - и Нале стоит готовиться к тому, что Юджин будет доставать ее со своей заботой на расстоянии. Мы оба заинтересованы в том, чтобы найти нашего общего брата - Эрвина и вытащить его из тех неприятностей, в которые он себя вовлек.

Я обожаю Ленни Кравица, я считаю Лизу Боне одной из красивейших женщин планеты, и, соответственно, люблю их дочь, поэтому был бы особенно благодарен, если бы вы не меняли внешность заявки. В остальном - не буду мешать вашей фантазии. Помните, пожалуйста, что Нала - человек из другой страны, с абсолютно иным менталитетом и отношением ко многим вещам: для нее, как и для многих африканцев жизнь скоротечна, но отнюдь не печальна.  Отразите эту черту в ее характере, поведении и отношении к войне. Нала мечтает вернуться домой - но не может, и разгорающаяся война для нее не только вопрос мировоззрения, но и личное дело. Она заинтересована в том, чтобы все закончилось как можно быстрее.

п р и м е р    п о с т а

Белый — это траур.
Нелепая мысль возникла из глубин старых ассоциаций, воспоминаний, чужих традиций. Перед наполненными слезами глазами предстали дымчатые образы — люди, их черные, блестящие головы покрыты пеплом, будто мукой. Старый обычай. Так некоторые африканские племена провожали в последний путь умерших — обязательно с криками и протяжными песнями и кровью, выступающей на лицах через десятки глубоких царапин, прорезаемых плакальщиками для дикого, необузданного выражения своей скорби. Курт был готов услышать хоть что-то, хоть один жалобный вопль, бой барабанов, но его окружала одна тишина да хлопья яркого снега. Похоже, сейчас в его глазах выжжет сетчатку, как ни старайся он спрятаться от всепоглощающего белого мира.
Вот она, верная ассоциация. Белый — это еще свет. Та самая последняя надежда из баек о конце тоннеля. Миф. Бреннеру всегда казалось, что смерть — это мрак, который тянет тебя на черное дно.
Видимо, в чем-то он все же ошибся.
К тому же, смерть в его понимании представала бесконечной пустотой, а не комнатой в жилом блоке вигилантского бункера.
Курт поморщился, фокусируя взгляд. Да, ошибки быть не могло. Если бы мужчина только мог вспомнить, что совсем недавно медленно истекал кровью в предместьях Чикаго, то подумал бы, что все было дурным сном и сейчас он проснулся в настоящем.
Однако, к несчастью, Бреннер не сознавал, что с ним было до этого видения, он существовал только в нем и выйти за его пределы не мог. Для него в этот миг все было просто и понятно.
Единственное, что все же было неясно, — почему внутри так... пусто.

Это чувство не исчезло даже после того, как в уме поселилось четкое осознание того, что Курта бьет жар.
Он заболел? И не пошел в крыло медиков? Наверное, больничные койки опять все заняты, не иначе. Хотя странно, он редко болел. И почему-то никак не мог вспомнить, когда именно это произошло. Более того, после небольшой мысленной проверки немец обнаружил, что не знает, что происходило вчера, неделю, месяц назад. Его будто поместили в информационный вакуум, сплетенный из раздражающе-белого света — тот самый траур, только для мыслей.
Его не мог разрезать даже звенящий от недовольства женский голос.
Курт с абсолютно стеклянным взглядом смотрел на Эрику и Фрэнсиса и с большим трудом вслушивался в поток речи. Поздравления? Кого и с чем он должен был поздравить? Ответ не пришлось искать долго, он был буквально надет на его друзей, вот только ясности ситуации это не добавляло. Они что, поженились? Бреннер знал, что Мур неровно дышит к их светловолосой напарнице, но всегда воспринимал это как нечто свойственное любвеобильной аналитической натуре, разумно полагая, что выросшие на земле войны чувства долго никогда не жили.
— Что... со мной... не так? — вместо радостного восклицания он поступил совсем не по-товарищески, начал выяснять, что происходит с ним, а не с ними. Сейчас его наверняка обвинят в эгоизме, но Курт чувствовал себя слишком паршиво, слишком бессмысленным для окружающей реальности. Ему нужно было наполнить себя хоть чем-то. — Простите, ребята, но мне кажется, что я... проспал целую вечность.
Мужчина смежил веки, надеясь, что прикосновение Франко, как обычно, принесет облегчение, но его не было. Ощущение, что на тебя что-то давит извне, только усилилось, и боевик издал еле слышный стон.
— Нет. Не лучше. А по поводу желания убить меня... я как-то живым себя не... не чувствую. Эрика, — он хотел было сказать, что кровожадность ей не к лицу, это было что-то настолько не ее, что казалось, будто перед ним не Марш. Кто-то другой. И все же, сил на эти слова у него не нашлось, и Бреннер позволил течению себя нести. Все дальше и дальше, к еще более странной действительности, влиять на которую он никак не мог.
Чем чаще его посетители просили его их поздравить, тем меньше Курт того хотел. Предчувствие было такое, будто ему категорически не стоит это делать, что бы он перед собой ни видел. Бреннер стиснул зубы и молчал, молчал даже того, когда его комната претерпела преображения — будто в угоду обожающей самолеты невесте.
Единственным моментом, когда он все же позволил призракам взять над собой верх, — это согласие присмотреть за котом.
— Кто может желать смерти коту? — вопрос повис в на глазах исчезающем воздухе. Немец с немым удивлением уставился на внезапно заговорившего питомца Мура, но так и не успел спросить, что он имеет в виду. Дышать уже было нечем.

Удар головы об руль.
Дышать и вправду было трудно.
Он все же уснул, а дверца машины оказалась закрытой порывом ветра, именно поэтому возникло это давящее ощущение  удушья. Курт, хрипя, толкнул ее, впуская внутрь свежий воздух.
— Черт тебя побери... Бреннер, — идея отдыха была дуростью. Следовало не жалеть себя, а идти дальше. Ему опасно было задерживаться где бы то ни было, шанс заснуть и не проснуться был слишком велик.
Курт протер слезящиеся глаза, обдумывая странный сон. Такое и вправду могло привидеться только больному человеку, поскольку разумного объяснения мороку не было.
Кряхтя, мужчина выбрался из салона автомобиля и уставился на руины впереди. Нужно найти воды. Хотя бы. И что-то, на что в дальнейшем можно было бы опереться: волочить за собой простреленную ногу было слишком больно.
Проклиная все на свете и себя в первую очередь, Курт медленно побрел в сторону ближайшего здания, которое можно было назвать чудо уцелевшим.

0

8

https://image.ibb.co/i9euyJ/5.gif  https://image.ibb.co/dS1k5y/1.gif  https://image.ibb.co/jhk1dJ/2.gif
ELI THOMPSON*, 36 » ILLUSION MANIPULATION » MATTHEW GOODE
И  Л  Л  Ю  З  И  И

[indent] Илай Томпсон всегда умел выйти сухим из воды.
[indent] Ловкий, смышленый, иногда раздражающий, но легкий на подъем и талантливый импровизатор. Временами кажется несерьезным и даже ушлым. Он - иллюзионист и поэтому часто не вызывает доверия к самому себе и к тому, что делает, но, в то же время, Илай не раз выручал товарищей по оружию из беды.

[indent] Он вырос в не самой стабильной и обеспеченной семье и больше времени проводил дома у своего деда, попутно обучаясь ловким приемам и трюкам по книгам и роликам в сети, и идейными вдохновителями юного Томпсона были великие иллюзионисты прошлого и настоящего. Илай был не просто большим мечтателем: он стремился занять свое место в истории, став лучшим из лучших в этой сфере.
[indent] Долгое время скептично относился к армии и военным действиям, предпочитал избегать открытых столкновений и решения вопросов на "кулаках", ставя на ловкость рук и свой подвешенный язык. Проснувшаяся в 17 лет способность была для Илая чем-то вроде подарка свыше, и Томпсон посвятил ее изучению все свое свободное время. Осмотр оттягивал до последнего момента, пока, наконец, не был пойман в аэропорту, откуда его сопроводили в медцентр Департамента соцзащиты носителей.
[indent] Начав "тестировать" дар во время уличных представлений, он добрался по "карьерной лестнице" до собственного шоу, расклеенных афиш и очередей из желающих побывать на одном из его выступлений. Илай славился и тем, что запрещал снимать свои "номера" и впоследствии стал отказывался выступать там, где мог попасть в объективы камер. Весь контент, который оказывался в сети, был частью его навыков, но никогда - способностью. Создаваемые иллюзии воздействовали только на окружающих людей и не фиксировались устройствами. На данный момент Илай способен воздействовать на людей как "точечно", персонально, так и создавать поле радиусом до 20-30 метров, в пределах которого под его контролем "оживают" самые разные иллюзии.
[indent] Илай, наконец-то, зажил той жизнью, о которой всегда мечтал: дорогая квартира на Манхеттене, машина по спецзаказу, внушительный банковский счет...  все это лопнуло, как воздушный шар, когда Томпсон перешел дорогу людям из правительственных структур.
[indent] Одним и первых встал на сторону ренегатов, но долгое время не принимал участие в военных действиях по личным соображениям, оставаясь в тени. Впоследствии ситуация изменилась для него коренным образом, и Томпсон присоединился к одному из побочных штабов ренегатов, надеясь в ближайшее время получить перевод в главный. И хотя изначально его выбор был сделан по не самой надежной причине, вскоре Илай понял, что увяз в противостояние куда серьезнее ожидаемого и теперь сражается за ренегатов с непоколебимой даже для него лояльностью.

0

9

http://funkyimg.com/i/2D9d4.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
michael pitt

» имя, возраст:
Kyr McNair/Кир МакНейр, возраст - ~30.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Личный учитель и воспитатель.

» способность:
Управление радиацией.
» сторона:
Вигилант.
» статичное изображение:
ссылка

Кир - человек сам себе на уме. Первое, что бросается в глаза при первой встрече с ним - это пронизывающий, изучающий взгляд, под которым любому нормальному человеку станет неуютно. Он не заводит разговор первым почти никогда, говорит по существу,  очень сдержан с незнакомцами, но при этом не создает впечатление зажатого человека. Скорее, наоборот - он умудряется молча и неподвижно заполнять собой все пространство вокруг, безоговорочно завладевает вниманием. В разговоре располагает к себе, очень интеллигентен, эрудирован, цитирует книги, увлекательно рассказывает притчи и истории. Не кичится своими знаниями, но охотно дискутирует. Прекрасный преподаватель - собственно, по профессии он до войны и мог быть преподавателем в школе для носителей. Умело находит подход к людям, особенно к младшим. Бытовой раздолбай, надо сказать, и сам по себе гуляющий кот - спит до обеда, разбрасывает вещи, не любит мыть посуду и забывает запереть дверь и калитку во двор. Курит прямо в комнате, ест там же.

Отношения с Эваном очень теплые и доверительные. Отца Эвана все время нет, вокруг война, и оба понимают, что сейчас только они друг у друга и есть. Ив очень дорожит своим учителем и считает его неоспоримым авторитетом. Отношение Кира к Эвану мне видится как к младшему брату. Кир зорко следит за подопечным и контролирует его, но дает ровно столько свободы, сколько нужно, чтобы тот не чувствовал себя в клетке. К счастью, Эвану много и не надо.

- Мне придумался главный конфликт персонажа в виде разборок с собственной способностью. Она проявилась довольно рано и оказалась опасной для самого носителя и окружающих, поэтому Кир прошел через огонь, воду и медные трубы прежде, чем научился владеть ею. Уровень самоконтроля у него где-то рядом с медитирующими по сорок лет буддийскими ламами, но есть вероятность пару раз в жизни превратиться в Халка.
- Узнал о своей способности уже в сознательном возрасте, когда все близкие родственники, с которыми он контактировал, умерли от рака или лучевой болезни, с тех пор тренировался как проклятый, чтобы контролировать себя.
- Бывший военный, служил в разведке, бывал в горячих точках.
- Общий образ мне видится каким-то вроде "Я пытаюсь выглядеть прилично, но иногда из меня прорывается Курт Кобейн или Мейсон Вергер".  Если читали "Дом, в котором...", Р Первым тоже можно руководствоваться. К слову, это обсуждаемо, я с удовольствием покурю с вами персонажа. Внешне образ Джимми Дармоди из "Broadwalk Empire" хорошо подходит.
- Кир просто кошмар как нужен, а то время от времени Эван шляется по штатам один, и возникает сам собой вопрос, а где взрослые?  http://funkyimg.com/i/2f4TU.png

ВАЖНО!!!

Персонаж косвенно участвует в сюжетном квесте "Особое мнение", поэтому детали нужно уточнять у меня или АМС.
Также есть эпизод с ним в качестве НПС, детали уточните у меня.

п р и м е р    п о с т а

Они шли напрямик через лес, и выглядело это так, будто Эван ведет нового знакомого, а не наоборот, как он просил. В отличие от леса, в черте города несмотря на относительно открытую местность, снега почти не было. Зато были противные грязные лужи. Город пустовал, на самом деле. Многие уехали отсюда на Юг штата или ближе к Атлантике, где концентрация людей была выше. Здесь же было настоящее захолустье. Когда Эван впервые сюда приехал, он испугался того, сколько внимания он к себе привлекает - чистенький, сытый, в новой одежде, с дорогими гаджетами. Не только он, конечно, но даже Кир не так сильно выделялся с его любовью одеваться в первое, то из шкафа выпало. Сейчас ему было несколько спокойнее - куртка грязная, лицо в крови, на голове гнездо из волос. Они с кудрявым теперь смотрелись вполне органично.
К слову, его спутник и не думал расслабляться. Напускное спокойствие этого не могло скрыть. Или Ив просто хорошо это подмечал. Наконец, словно дождавшись, пока они будут в более-менее безопасном месте, он кратко описал рисунок, исполненный Эваном на снегу. На секунду Линд замедлил шаг, затем зажмурился и шумно вздохнул: катастрофа, как же. То, что он умудрился вытоптать стофутовую эмблему ренегатов - вот настоящая катастрофа. В нынешних реалиях это предсказание могло значить что угодно, самое очевидное - захват врагом этого города, но точно нельзя было сказать. Более того, что бы подумал любой посторонний, увидевший это художество на самом открытом из мест? Самое невинное, что Эван бунтует. В худшем и более веротятном случае, что подает сигнал врагу. Его бы пристрелили на месте, не затопчи этот парнишка следы преступления. Ив искоса глянул на спутника. Ведь мог доложить кому-нибудь. ГО, например, или еще куда. Но он не стал этого делать. Он старательно уничтожил предсказание, даже не разбираясь. Вряд ли это было простое человеколюбие. Только не в данных реалиях.
- Понимаю, - кивнул Эван и спрятал руки в карманы. - Интересно, что это значит.
Наконец, они вышли к городу, оказываясь почти сразу в так называемом элитном районе. В Ванкувере, конечно, этим словом называлась куда более обустроенная территория. Форт-Коллинс и до войны был периферией, и элита жила относительно скромно. Они, впрочем, могли позволить себе садовников и горничных, благодаря которым жилища выглядели ухоженными. Сейчас же большая часть этих домов была пуста. Горничные рассказывали, какие жестокие бои здесь шли, когда вигиланты строили стену. Это длилось недолго,, но, как результат, большая часть жильцов либо погибла, либо уехала подальше от линии фронта. Кудрявый спросил, как далеко им еще идти, как раз вовремя, при чем - они были почти на месте. Двухэтажный таунхаус высился над соседскими домиками и неизменно привлекал взгляд каждого прохожего. Именно к нему Эван и направлялся. Почти сразу спутник остановил его. Все еще неровно шагающий Ив резко обернулся на него и чуть не упал.
- Что? - он уперся руками в колени, преодолевая головокружение, и выровнялся, глядя на парня. В голове совсем некстати возникла мысль, что он так и не спросил имени своего спасителя. Последовавший вопрос, впрочем, отодвинул эту проблему на задний план. Эван напрягся и прикусил губу. Лицо парня выражало массу эмоций, которые он безуспешно пытался скрыть. Тут и опаска, и любопытство, и надежда. "Пожалуйста, будь на моей стороне". Как-то так Ив это прочитал. А какая, собственно, эта его сторона?
- Мой отец - вигилант, - помолчав, сознался Ив. - Его здесь нет, и вряд ли он появится в ближайшее время. Не говори, за кого ты, если не хочешь. Мне это не важно.
Соврал, не моргнув глазом. Важно, конечно. Это не противостояние католиков и атеистов, гомофобов и гей-парадов, черных и белых. Это непримиримая война, где если уж ты по другую сторону баррикад, то готовься к бою. Это невидимая стена, которая вырастает между людьми, где бы они не находились. Но для Эвана, чьи убеждения были продиктованы отцовской позицией, сейчас важнее было то, что он был невыносимо одинок. Домашнее обучение, почти полное отсутствие общения с кем-либо извне, постоянное ожидание его измотали так, что он готов был побрататься с кем угодно, лишь бы хоть как-то развеять свое уныние.
- Пойдем, тут всего ничего осталось, - спрятав взгляд, в котором наверняка читалась мольба, Ив повел спутника к крыльцу. - Ты меня здорово выручил, даже если не брать в расчет ситуацию с... рисунком. Я тебе должен, так что не отказывайся.
Калитка была открыта нараспашку. Только Кир забывал ее закрыть, значит, его дома нет. Эван выдохнул с облегчением и потянул спутника за рукав, требуя следовать за собой. Дважды нажал на кнопку звонка, подойдя к двери. Глухое урчание чужого пустого желудка не ускользнуло от его уха.
- Флора, наша домработница, обещала сегодня приготовить рагу. Останешься на ужин? - его голос слегка дрожал. В конце концов, он не смог бы удержать, захоти его новый знакомый удрать прямо сейчас. - И, кстати, я так и не спросил, как тебя зовут.
За дверью раздались торопливые шаги. Если ему и бежать, то на это у него осталось менее трех секунд.

0

10

http://s7.uploads.ru/jOr6V.gif
►     W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E     ◄

0

11

http://s3.uploads.ru/rouCp.png
►             W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E             ◄

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

12

https://78.media.tumblr.com/50e7115663a2b14f99b16626f109ee10/tumblr_nta95b44Nh1udwwrso2_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Edward Norton

» имя, возраст:
Эрвин Форсайт/Erwin Forsythe, 40 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
До войны - бывший военный, юрист, правозащитник, консультирующий организацию Human Rights Watch. В настоящее время находится в бегах и, если вы впоследствии решите примкнуть к одному из штабов, - член партизанского отряда/разведки/боевой группы.

» способность:
Дубликация.
» сторона:
На усмотрение игрока.
» статичное изображение:
ссылка

Эрвин Форсайт, мой старший брат, - воплощение проницательности, трезвого ума, не менее трезвых принципов и выдержки. Другими словами, полная противоположность мне. И мы, разумеется, никогда не ладили - но отнюдь не из-за моей импульсивности.
С того момента, как Эрвину исполнилось три, его жизнь раз и навсегда поменяла курс - наша семья переехала в ЮАР, где мы оба росли в те самые времена, когда Мандела уже победил апартеид и ушел на покой, а его преемник Табо Мбеки медленно, но планомерно вел свою страну к тому, что считал "расцветом", доводя экономику до состояния, близкого к коме. В какой-то степени эти годы оказали на нас обоих влияние, которое мы пронесем сквозь всю свою жизнь, но в случае уравновешенного и, как всем кажется, холодного Эрвина оно окажется решающим в выборе дальнейшей стези.
Когда Эрвину исполняется одиннадцать, Форсайты возвращаются в США. От Юджина одни проблемы - все вокруг говорят только о нем, что он особенный, вундеркинд - такие рождаются раз в несколько поколений. Его способность неверно истолковывается как психическое заболевание, и носиться с ним начинают еще больше, что закинутого на задний план Эрвина закономерно раздражает. Тем не менее, он хорошо учится, достаточно ладит с одноклассниками и в принципе растет толковым и хорошим парнем. Спустя несколько лет наши родители расстаются, пусть развод и не оформляют, мы отдаляемся еще больше. Эрвин учится на юриста, на какое-то время оставляет учебу, обеспокоенный волнениями на Востоке, идет в армию, служит несколько лет, смотрит на творящиеся бесчинства и вспоминает жизнь в ЮАР - все это ведет его к мысли, что он может и хочет что-то  с этим сделать. Форсайт возвращается к юриспруденции, строит блестящую карьеру и служит правому - он в это верит - делу, помогая тому, кого в наши времена называют social warriors.
Его жизнь совершит впоследствии крупный виток - пробудившаяся способность дубликации принесет ему ворох серьезных бед с серьезными людьми. Что именно это будет, решать вам: Эрвин может "скопировать" не те документы, о которых лучше было молчать, или просто случайно засветиться перед личностями, которые могут захотеть иметь при себе такого "фальшивомонетчика", чтобы удачно производить наркоту/оружие/все, что в голову взбредет. О своих неприятностях он, разумеется, молчит, а развязавшуюся войну использует как отличный повод залечь на дно.

Как я уже заметил, у нас мало точек соприкосновения: абсолютно разные темпераменты и старые обиды мешают выстраивать нормальные отношения. Я оставил за игроком право решать, какую сторону Эрвин выберет. Разумеется, мне было бы приятнее, если бы вы остановились на вигилантах, потому что между братьями и без того достаточно терок, чтобы добавлять к ним еще более тяжелый вопрос. Вместе с тем, возможно, предыстория Эрвина делает выбор в пользу орлов более логичным - решайте сами.

Пожелания стандартны, как и всегда - грамотность (и не только языковая) и желание не бросать все, даже не начав.

п р и м е р    п о с т а

Белый — это траур.
Нелепая мысль возникла из глубин старых ассоциаций, воспоминаний, чужих традиций. Перед наполненными слезами глазами предстали дымчатые образы — люди, их черные, блестящие головы покрыты пеплом, будто мукой. Старый обычай. Так некоторые африканские племена провожали в последний путь умерших — обязательно с криками и протяжными песнями и кровью, выступающей на лицах через десятки глубоких царапин, прорезаемых плакальщиками для дикого, необузданного выражения своей скорби. Курт был готов услышать хоть что-то, хоть один жалобный вопль, бой барабанов, но его окружала одна тишина да хлопья яркого снега. Похоже, сейчас в его глазах выжжет сетчатку, как ни старайся он спрятаться от всепоглощающего белого мира.
Вот она, верная ассоциация. Белый — это еще свет. Та самая последняя надежда из баек о конце тоннеля. Миф. Бреннеру всегда казалось, что смерть — это мрак, который тянет тебя на черное дно.
Видимо, в чем-то он все же ошибся.
К тому же, смерть в его понимании представала бесконечной пустотой, а не комнатой в жилом блоке вигилантского бункера.
Курт поморщился, фокусируя взгляд. Да, ошибки быть не могло. Если бы мужчина только мог вспомнить, что совсем недавно медленно истекал кровью в предместьях Чикаго, то подумал бы, что все было дурным сном и сейчас он проснулся в настоящем.
Однако, к несчастью, Бреннер не сознавал, что с ним было до этого видения, он существовал только в нем и выйти за его пределы не мог. Для него в этот миг все было просто и понятно.
Единственное, что все же было неясно, — почему внутри так... пусто.

Это чувство не исчезло даже после того, как в уме поселилось четкое осознание того, что Курта бьет жар.
Он заболел? И не пошел в крыло медиков? Наверное, больничные койки опять все заняты, не иначе. Хотя странно, он редко болел. И почему-то никак не мог вспомнить, когда именно это произошло. Более того, после небольшой мысленной проверки немец обнаружил, что не знает, что происходило вчера, неделю, месяц назад. Его будто поместили в информационный вакуум, сплетенный из раздражающе-белого света — тот самый траур, только для мыслей.
Его не мог разрезать даже звенящий от недовольства женский голос.
Курт с абсолютно стеклянным взглядом смотрел на Эрику и Фрэнсиса и с большим трудом вслушивался в поток речи. Поздравления? Кого и с чем он должен был поздравить? Ответ не пришлось искать долго, он был буквально надет на его друзей, вот только ясности ситуации это не добавляло. Они что, поженились? Бреннер знал, что Мур неровно дышит к их светловолосой напарнице, но всегда воспринимал это как нечто свойственное любвеобильной аналитической натуре, разумно полагая, что выросшие на земле войны чувства долго никогда не жили.
— Что... со мной... не так? — вместо радостного восклицания он поступил совсем не по-товарищески, начал выяснять, что происходит с ним, а не с ними. Сейчас его наверняка обвинят в эгоизме, но Курт чувствовал себя слишком паршиво, слишком бессмысленным для окружающей реальности. Ему нужно было наполнить себя хоть чем-то. — Простите, ребята, но мне кажется, что я... проспал целую вечность.
Мужчина смежил веки, надеясь, что прикосновение Франко, как обычно, принесет облегчение, но его не было. Ощущение, что на тебя что-то давит извне, только усилилось, и боевик издал еле слышный стон.
— Нет. Не лучше. А по поводу желания убить меня... я как-то живым себя не... не чувствую. Эрика, — он хотел было сказать, что кровожадность ей не к лицу, это было что-то настолько не ее, что казалось, будто перед ним не Марш. Кто-то другой. И все же, сил на эти слова у него не нашлось, и Бреннер позволил течению себя нести. Все дальше и дальше, к еще более странной действительности, влиять на которую он никак не мог.
Чем чаще его посетители просили его их поздравить, тем меньше Курт того хотел. Предчувствие было такое, будто ему категорически не стоит это делать, что бы он перед собой ни видел. Бреннер стиснул зубы и молчал, молчал даже того, когда его комната претерпела преображения — будто в угоду обожающей самолеты невесте.
Единственным моментом, когда он все же позволил призракам взять над собой верх, — это согласие присмотреть за котом.
— Кто может желать смерти коту? — вопрос повис в на глазах исчезающем воздухе. Немец с немым удивлением уставился на внезапно заговорившего питомца Мура, но так и не успел спросить, что он имеет в виду. Дышать уже было нечем.

Удар головы об руль.
Дышать и вправду было трудно.
Он все же уснул, а дверца машины оказалась закрытой порывом ветра, именно поэтому возникло это давящее ощущение  удушья. Курт, хрипя, толкнул ее, впуская внутрь свежий воздух.
— Черт тебя побери... Бреннер, — идея отдыха была дуростью. Следовало не жалеть себя, а идти дальше. Ему опасно было задерживаться где бы то ни было, шанс заснуть и не проснуться был слишком велик.
Курт протер слезящиеся глаза, обдумывая странный сон. Такое и вправду могло привидеться только больному человеку, поскольку разумного объяснения мороку не было.
Кряхтя, мужчина выбрался из салона автомобиля и уставился на руины впереди. Нужно найти воды. Хотя бы. И что-то, на что в дальнейшем можно было бы опереться: волочить за собой простреленную ногу было слишком больно.
Проклиная все на свете и себя в первую очередь, Курт медленно побрел в сторону ближайшего здания, которое можно было назвать чудо уцелевшим.

0

13

jasmine van den bogaerde (birdy)
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Эддисон (впрочем, ей больше нравится «Эдди») всего восемнадцать, но за несколько лет с ренегатами жизней она спасла больше, чем многие взрослые; ее способность, исцеление, незаменима в штабах, где она не задерживается надолго, то и дело переходя туда, где нужнее. Кто-то завидует, кто-то боится и переживает за по сути еще ребенка, она же — предана своему делу и никогда не оставит того, кому нужна помощь. Порой кажется, что этим она хочет перетереть события до войны: у всех свои способы бежать от прошлого, и если многие наоборот идут по наклонной, то Эдди, вопреки всему, тянется к свету.

http://funkyimg.com/i/2Menr.gif http://funkyimg.com/i/2Menq.gif

0

14

https://68.media.tumblr.com/155c6a772bc606c1139ee11580532859/tumblr_o38d8eIIvR1v9enl8o1_500.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Matthew McConaughey

» имя, возраст:
На Вашей совести, я буду называть его Бо.
от 36 до 47 лет
» принадлежность:
вижу носителем, но не принципиально.
» профессия:
Абдоминальный (возможно нейро-) хирург.
в общем, главное хирург, но не кардиохирург.

» способность:
как и к заявке выше - любую способность можно отыграть на "ура". Если Вы останетесь человеком - это круто, может иметь отклик в отношениях. Если нет - все равно круто, потому что с любой грамотно отыгранной способностью играть весело и интересно.
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
Matthew McConaughey.

Биография полностью на Ваше усмотрение.
Точно закончил ВУЗ Лиги плюща. Возможно, за спиной несколько неудачных браков, дети или их отсутствие. Хорошая карьера. Плохие отношения с коллегами.
Он прямолинеен, откровенен, циничен и педантичен. Трудоголик. Начитанный. Много путешествовал (в юности) по странам третьего мира с миссиями спасения, помощи. Если кто-то делает что-то не правильно, он ничего не скажет, просто молча подойдет и сделает лучше. Возможно, подождет пока тот другой доделаете как попало, а потом переделает. По своей натуре не скандалист, но не редко становится участником конфликтов, потому что он говорит то, что думает и готов встретиться с последствиями.
Почему регенаты? Потому что из зол выбрал наименьшее и просто правительство никогда не любил: жадные и эгоистичные подонки. Может, в свое время здорово ему напакостили или закрыли какой-то проект.   

Мы коллеги, но не ладим от слова "совсем". Бо считает, что женщинам не место в хирургии - медсестрами работать, еще куда не шло. Но хирургия - определенно не их. Они слабые, слишком переживательные, эмоциональные, зависят от собственного цикла, легко отвлекаются и много других причин, по которым им не место в хирургии. Ни одной причина "за". Им не место на руководящих должностях, потому что управлять рабочими моментами и делами в семье - это сложно и одновременно все делать не хорошо. Мужчины лучше, потому что они выносливее, менее эмоциональны. Бо мыслит в таком направлении и не скрывает этого. Поэтому они с Нив часто ругаются. Нив хороший кардиохирург и профессионал, но у неё большая семья и она за них переживает, бросит все ради них (пока, все это понимают и знают). Она женщина. У Нив есть дети, ради которых она рискует. Она рискует ради незнакомцев. Она слишком наивная для военного времени, идеалистка, не способна пожертвовать жизнью человека. А теперь еще и глава отдела. Просто зашибись период для Бо.
Если он останется человеком, то может постоянно напоминать Нив, что она такой профессионал из-за умения исцелять людей и не важно, что способность проявилась недавно. А еще она готова пожертвовать собой не ради других, а потому что всё пытается пойти по стопам суицидников, просто если очевидно это совершить - слишком не пафосно. В общем, Нив рушит стереотипы Бо и это его бесит. Агрессия в отношениях пассивная, хотя последнее время они не редко ругаются.
Нив считает Бо не правым, грубым и с эмоциональным диапазоном меньше, чем у зубочистки. Даже у роботов сострадания больше! Ей не понятно, как можно быть таким...
Хочу развития этих отношений. Возможно, в процессе игры они найдут какой-то консенсус, изменят свое отношение друг другу в лучшую сторону или выживут друг друга из главного штаба.  8-)  :longtongue:

Жду персонажа очень и очень. Внешность бы не меняла, но если Вам играть все это охота, а внешность не зашла - обсудим. Коллектив у нас хороший, активный. Скучно определенно не будет, было бы желание.

п р и м е р    п о с т а

[indent] - Что ж, очень жаль, потому что я не могу себе позволить такую роскошь, как халатность, ведь у тебя «нет времени гулять по осмотрам» - Монахан недовольно морщится. Люди редко любят врачей и не удивительно. Они те люди, которые рассказывают о том, какой плохой образ жизни вы ведете и что скоро подобное поведение способно привести к летальным последствиям. Порой, лучше не знать диагноз и счастливо доживать свои последние дни, недели, месяцы, а то и годы. Джинджер не повезло, у неё проблемы с сердцем и она попала в руки Нив, а значит у неё только два выхода из положения: следовать предписаниям своего врача и получать возможное удовольствие от жизни или нет и страдать от побочных эффектов. Нив не принципиально, но она бы предпочла первый вариант – он сэкономит нервы обоим женщинам. Откровенно говоря, есть и третий вариант, но если Джинджер прикончит Монахан, на её сердце найдется другой врач и не факт, что он будет с ней так же обходителен. – Надевай красное и приходи разгоряченная, только без плаката: предпочитаю натуру минимум раз в неделю после тренировки. Пропусти встречу - и я из ревности лишу тебя секса и прикую к постели на недели. – Монахан улыбнулась и слегка наклонила голову в сторону. Это ради её блага, ради здоровья и благополучия. Возможно, глупо на войне беречь свое сердце, если можешь не вернуться из очередного задания. Но они делают это, чтобы выжить, а значит необходимо делать все возможное не только в бою. Вероятно, Джинджер однажды её возненавидит за запрет выезда вне штаба или увеличенную дозу таблеток – Нив это беспокоило в самый последний момент. Они врач и пациент, основная задача Монахан заключается в способности Джинджер выжить. Остальное её не волнует.
[indent] Нив не ожидает, что её собственные слова столь очевидны. Она слегка ведет плечом в сторону, словно от удара и замирает на месте. Доктор внимательно слушает Шиан, но какое-то время боится даже выдохнуть, прижав ладони к холодной плоскости стола. Внутри все холодеет, будто ей как когда-то пять лет и она прячется за диваном в гостиной от мамы, потому что в отместку схватила машинку Чейса и спряталась: он снова оторвал голову её кукле и куда-то выбросил. Она знает, что поступила плохо и её сейчас поймают на горячем, потому что потная маленькая ручка все еще сжимает кузов красного автомобиля. Старшая сестра не должна так поступать, ведь на ней ответственность, но они не должны были узнать или догадаться. Ей хочется сжаться и забиться в шкаф. Мама разочаруется.
[indent] Шиан продолжает говорить и Нив хочет крикнуть, чтобы разведчица замолчала, потому что понятия не имеет о чем говорит, и это в принципе не её дело. Монахан не нуждается в проповедях или одобрениях. Её устраивает все так, как оно есть. Ей больно и это нормально. Это её боль. Её собственная боль, к которой никто не имеет права прикасаться или обнажать, как нерв. Она её личная, покоится в недрах души, просыпается каждый раз, когда Нив делает очередной вдох, но никто не имеет права её трогать, задевать, еще и подобным тоном. Это заставляет Монахан чувствовать себя не комфортно, подобно дикому и загнанному в клетку зверю. Женщина хмурится и выпрямляется, словно выстраивает какую-то невидимую стену между собой и Джинджер.
[indent] - Именно поэтому ты спросила разрешения сесть рядом, потому что тебе плевать на общественное несогласие. – Язвительно замечает Монахан, делая глубокий вдох. - Каково жить в диссонансе с собой? Если это не оправдано, тогда зачем продолжать это делать? Чтобы мучить себя, изводить, неустанно упрекать за каждый «неоправданный» поступок? Ты хочешь суда? Тебя допрашивали и сделали соответствующие выводы – вот твой суд в нынешних условиях и ты оправдана. Можешь говорить о мирном времени и правосудии, которое оно могло тебе дать. Но суть в том, что в мирное время ты бы не убила этого мальчика. В мирное время, я бы не стала оставлять своих детей. – Монахан тяжело вздыхает, потому что ей отчего-то становится страшно и холодно. Она откидывается на спинку стула и хлопает ладонями по столу. Её будто заставляются признаваться в чем-то ужасном, и она делает это, чтобы не оказаться загнанной в угол, чтобы не дать возможности кому-то ударить себя. Ей тяжело дышать. Нив спокойно делает вдох, но не способна нормально выдохнуть, будто попадая в легкие воздух, куда-то девается или пристает к стенкам и отказывается выходить наружу, словно на расстрел.
[indent] - Конечно, я могу говорить, будто оставила детей, потому что им не место подле убийц. Но это звучит еще хуже, чем я пытаюсь себя оправдать. Я мать, которая предпочла жизни всех вас своим детям. Врач, который дал однажды клятву и следует ей. Гражданин стран, который пытается сделать что-то хорошее. Предлагаешь изменить эти слова, на «мать, которая бросила детей ради убийц»? – Нив провела ладонями в воздухе, словно показывая вывеску или баннер. – Хм. Звучит и моя совесть чиста. – Иронично хмыкает Монахан и отводит взгляд в сторону. Ей кажется, словно сейчас начнут стучать зубы из-за нахлынувшего озноба. Её пальцы ползут к чашке, и Нив притягивает её к себе, будто спасательный круг. Хирург не хочет смотреть в глаза Джинджер и вообще она ждет, что разведчица сейчас съездит ей оплеуху. На самом деле, Монахан хочет, чтобы так оно и было, ведь это разорвет их отношения раз и навсегда. Ей не хочется смотреть в глаза еще и потому, что она не говорит себе ничего из того, что только что прозвучало. Это слова прозвучавшие как щит с шипами. Дело не в клятвах, предпочтениях или гражданстве. Она просто не могла по-другому, и в этом нет смысла. Поэтому так и тяжело, потому что оправдания нет, а все что звучит – просто слова, которые подходят к контексту и красиво укладываются на ноты. Нив просто сделала то, что сделала, потому что иначе не могла, не видела другого выхода, не хотела иначе. Ее поступок не имеет статуса «хорошо» или «плохо». Он просто случился. Он есть в ее жизни, без оправданий или необходимости. Именно поэтому он и грызет Нив, потому что она не могла иначе, но ей нужно оправдание.
[indent] - Джинджер, я не могу пытаться вернуться к детям. Я обязана это сделать, потому что я оставила их одних. Обрекла на то, что было моим бремям. Я должна вернуться. – Монахан обмякла на своем стуле. Только сейчас, какой-то частью себя она понимает, почему не взяла детей с собой. Она загнала себя в условия, при которых должна делать все возможное, чтобы вернуться к ним однажды. Нив сама лишила себя права выбора. У нее есть только один выход. Ироничный спасательный круг. – Ты не вернешь мальчика. Это правда. Это то, чего не изменить. Но что, если его смерть будет иметь смысл? Ужасно звучит, но это война, Шиан! Дети умирают каждый день, даже если ты этого не видишь или не делаешь. Каждый день кто-то умирает, страдает или думает о суициде, а то и прибегает к нему. Это наша реальность. Прежние правила тут уже не действуют. – Монахан тяжело вздыхает и прикрывает рот рукой. Она остыла и ей уже не хочется кричать или стучать по мебели. Нив стало легче, хотя все еще как-то «обнаженно». Хирург не видела в Джинджер того человека, который может помочь ей найти ответы на свои зудящие вопросы. Ей не хотелось с ней откровенничать, ей нравилась их ширма «врач и пациент», а теперь этой ширмы нет. Забавно, но плакат действительно повешен. - Ты не можешь вернуть его, но у тебя есть шанс сделать его убийство не напрасным.

0

15

http://funkyimg.com/i/2Npft.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jade Taylor

» имя, возраст:
Paige Delaver / Пейдж Делавер 25
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Разыскиваемый кибер-преступник, хакер в главном штабе.

» способность:
psionic manipulation
» сторона:
Строго Ренегаты
» статичное изображение:
ссылка


» Ты моя вторая девочка. Бунтарь не без причины. Человек-бардак, человек-затея, человек-праздник. Праздник, который всегда с кем-то другим. Болтушка, знаешь толк в ирландском виски и как крепко вдарить рок в этой дыре. У тебя чистое и доброе сердце, которое не приемлет полутонов, не против что-нибудь сломать, а потом починить, над кем-нибудь подурачиться, но никогда, слышишь, никогда ты не станешь оправдывать насилие над слабыми. Ты сама такой была. Как ты выдержала этих странных людей, которые могли ни с того ни сего наброситься на тебя и других? Это не семейное. Не наше.
Ты не идешь на компромисс, совсем, никак. Ты не готова признать свои ошибки, не готова пойти к человеку, задевшего тебя, навстречу. У многих складывается впечатление, что слово "компромисс" для тебя ругательное и они окажутся правы, потому как ты никогда не ошибаешься. Особенно в людях.

» Как и Клэр, старшая сестра, родилась в большой Техасской семье с кучей буйных ирландских бабок, дядьев Мактавишей и вполне себе спокойных ба и грэндпа со стороны Делаверов.
Ничего не предвещало беды, пока способность Пейдж не начала показывать свои клыки, как только у ребенка начали выпадать молочные зубы. С возраста шести лет малышка начала отмечать, что люди вокруг нее ни с того ни с сего меняли свое настроение по одному лишь взмаху длинных ресниц. Чаще они впадали в агрессию, причем настолько бурную, что негатив прилетал самому носителю. Немудрено, что девчушка стала сторониться людей, предпочтя живое общение компьютерам.

» Неконтролируемые всплески способности сказались и на отношениях отца и матери, у которых все чаще и чаще стали конфликтовать друг с другом. Последствия стали ощущаться Делавер уже в подростковом возрасте, когда Джо и Джилл даже после того как обнаружили, что стали такими же жертвами разрушительной способности дочери, как и ее одноклассники, не смогли наладить отношения. 

» Айти и Тех Гик. Сложно сказать, какой язык для нее более родной- английский или язык кодирования. Доподлинно известно, что как только малютка Пейдж увидела компьютер в магазинчике с “железками”, то повисла мертвым грузом на отцовской ноге, требуя, чтобы тот ей купил эту коробу.

» Свой первый простенький сайт написала в 8 лет, а первую серьезную работу, связанную с нейросетью, зарелизила в 11, довольно быстро для такого масштабного проекта, представила его на Product Hunt и получила множество негативных отзывов от разного рода троллей, в том числе сексисткого толка. В порыве праведного гнева обрушила базу и удалила аккаунты недоброжелателей. Джо был в шоке, когда обнаружил машины с сине — красными мигалками у своего порога и людей в форме, пришедших не по его душу.

» Хорошими делами прославиться нельзя. Урок был усвоен, но явно не так, как задумывал Джо. Пейдж научилась пользоваться анонимайзерами и ушла в даркнет. В 16 лет сколотила группировку из самых отвязных хакеров по всему миру и начала ломать биткоин биржи, жертвуя деньги приютам и социальным инициативам. Так же целями взбалмошных пубертатов стали аккаунты знаменитостей и сайты знакомств, специализирующие на изменах.

» Родительский брак трещал по швам. Это сказалось на Пейдж, которая все еще винила себя в том, что косвенно явилась причиной размолвки. Делавер перешла в новую лигу, прокачала скиллы и навлекла на себя гнев АНБ, которые предусмотрительно решили заключить сделку с ее отцом, который смог воспользоваться доверием дочери и слить информацию о расположении нескольких опасных киберпреступников. Среди них были соратники и друзья Пейдж.
Как только этот факт вскрылся-  между Пейдж и Джо выросла стена, которую мужчина так и не смог разрушить до 36 года.

» Приверженец теории заговора. Была одной из тех кибер-активистов, что ломали медиаресурсы и перезаливали обращение Риндта к американскому народу. Крайне фанатично примерила на себя идеологию ренегатов.

» Реакцию на смерть отца оставляю вам на откуп.


Пейдж Делавер блудная дочь Джо Делавера. С тебя начался весь сыр-бор. Из-за тебя несчастный папочка отправился к Риндту на куличики с единственной миссией- любой ценой вернуть тебя домой. Ты искренне считаешь, что ни мать, ни отец тебя "не_любят", в сердцах обвиняя в разрушение когда-то крепкой семьи. Не будем объяснять почему это не так.
К сожалению или к счастью, это не является единственной причиной почему ты сторонишься своих сестер и отца. Ты ренегат до мозга костей, настолько ренегат, что смогла повлиять на Клэр, которая до этого была если не латентным вигилантом, то придерживалась курса действующей власти.
Отцу предстоит схлестнуться в схватке за твою душу. Против тебя выступает поистине смертоносный противник, старший агент фбр, вигилантский перебежчик, кровавый предатель, у которого напрочь отсутствует понятия "хорошо" и "плохо", он готов задействовать свой масштабный арсенал от психологического давления до устранения твоих товарищей, чтобы вернуть тебя в семью. Ты будешь обязана столкнуться с последствиями своих и моих действий. Будет весело.


» Я ввел ключевые моменты, дал, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, я ожидаю неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
» Практически все менябельно и обсуждаемо, я дал желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего— я вас возьму целиком и полностью.
» Я игрок-настроения. Когда могу и 12 постов в неделю выдать, когда и один тяжко, но вас я обеспечу игрой, помогу освоиться, написать анкету.
» Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.


пост от папки

[indent] В стеклянных глазах убийцы танцевали золотые светлячки, пальцы из хромированной стали поправили край выбившегося одеяльца с ревностной заботой, смахивающей чуть ли не на материнскую. Свободной рукой он прижимает малютку к плечу, вдыхая аромат подлинной невинности, детской присыпки и молока. Оливер испытал нежданное, чуждое ему чувство умиротворения. Несмотря на то, что в отражении огромных глаз ребенка высветилась летопись морщин и тонких шрамов Беррингтона, он чувствовал себя как-то непривычно молодо, без зудящей боли во всем теле, без голода, без сна. Под ботинком сдавленно скрипнула гильза, он сделал несколько шагов в сторону панорамного окна, любуясь как ветер разносит ангельскую пыль и лунный шлейф, не замечая красно-синий отблеск огней полицейских машин в ночном, беззвездном небе. Глубокий вдох и легкий поцелуй разбитых губ в темечко малышки.
А, может, это судьба?
[indent] Отсутствие выбора— это тоже выбор. Ты можешь шагать в неизвестность, а можешь дождаться, пока она стиснет гарроту вокруг твоей глотки. Удушение. Какая приятная смерть. Своя. Настоящая. В 13 лет. Она должна была наступить! Должна была прибрать его в свои объятия, с бесконечной любовью матери, утопить в своем чреве, не дать родиться на свет тому, кем он стал, но нет, у провиденья свои планы, оно заставила его пройти весь свой путь. От захваченного аэропорта до военного полигона, от родных глаз в штаб-квартире e.c.h.o. до заморозки и смерти друзей, до странных событий, где он должен был умереть тысячу раз, но пока солдату было ради кого вставать, с пробитой экобронью и разорванным в клочья нутром, он это делал. Он называл это смелостью. Парень, сошедший с плакатов в подростковых спальнях блекнул на фоне его настоящей, мальчишеской преданности. Его романтизировали и он не мог отказать им всем в этой вере. Хотя кому это было интересно? Нужно было все отдать этому прожорливому монстру. Отказаться от всех благ, стремлений и сентиментальных мечтаний. Каким же глупцом он был, что позволил себе уверовать, что бремя изгоя минует его. Пощады не было. Железный протез привычно зарокотал.
Никто не удостоился чести проникнуть в логику психопата, тем более, когда эта психопатия обуяла им в мирное время. Как можно было так обезуметь? Сорваться с достигнутой вершины, разлетевшись на мелкие осколки. Не собрать. Сталкеру было знакомо это чувство. Но пройдя свой от начала и до логического конца, Чейс воспринимал потери еще одной усмешкой судьбы. Вызовом. Смерть в семье? Она повторится. Смерть любимой? Этого не миновать. Тюрьма? Она внутри. А война? Война она одна и на всю жизнь.
[indent] Нет, Чейс, война закончилась. Время стереть кровь с рук и постараться, попытаться. Хотя бы попытаться, сделать все что в наших силах, чтобы она не повторилась. Грош цена этому миру если ребенок остается без отца или жена без мужа. Не стоит это наших слез. Не стоит.
Как глупо же ценить каждую отдельно взятую жизнь. В особенности, на поле брани. На той безумной войне между людьми с одного материка, между соотечественниками, братьями и сестрами. Неудивительно, что это сыграло с ним жестокую шутку. Чейс расквитался со всеми, кому задолжал пули. Под расчет. Оливер потерял все разом. Юдоль боевика. За его трусость, за его малодушие, нерешительность в прошлом. Но когда все закончилось…Нет, это было бесчеловечно по меркам любого из известных ему событий, в которых пришлось принимать участие. Ребенок в руках зевает. А как он хотел сжимать в руках свое зеленоглазое чудо.
Тупой карандаш перечеркнул его прошлое, насильственное нажатие рвало бумагу, оставляя борозды. Рвань. Вечная любовь так себе оправдание, хм?
Это конец.
В глазах младенца застывает хрустальная влага, Олли и сам шмыгает носом и тень улыбки касается тонких губ, кровавый ритуал будет совершен. Ни к чему торговаться с совестью. Карты на стол. И маленькая жизнь в его руках не осознавала, что является ничем иным как козырем в этой извращенной игре. Дерганье раскалившегося затвора нервирует его тонкий слух. Пули разрывают интимную тишину урбанизированного шато. Вдребезги.
Выстрел и кровавые ошметки в разные стороны, разлетаясь, ударяются о стены особняка. Шмяк. Голова губернатора трещит как лопнувший арбуз, багровые реки несут костную крошку к ногам механизированного ассасина. Оливер не чувствует, как из его хищных лап буквально вырывают дитя. Настолько Беррингтон был поражен картиной смерти этого жалкого человечка, что глаза на мокром месте поначалу от умиления, а теперь от сбитого ощущения потерянной цели превратились в устье водопада, слезы скатываясь щекам, падая на пол и смешиваясь с алыми лужами, оставляя круги, круги, круги.
Тревога сильнее боли. Летящей походкой, несмотря на поврежденное колено, он устремился к трупу мужчины, который так неосмотрительно решил свести счеты с Беррингтоном. Кто он был? Чей-то родственник, чья-то больная любовь, потерявшая все на войне, или просто всему виной явились деньги, нечеловеческие амбиции, жажда власти. Забава? Мы это никогда не узнаем, что же произошло в его голове, желавшей так отчаянно смерти другому живому существу.
Влажные, красные глаза Олли внимательно изучали место казни. Он хотел припасть к трупу супостата, ощупать его, понять, поговорить, ведь никого роднее в этот момент не было с ним сейчас. Граница восприятия своих и чужих растворилась. Как в кислоте.
Следующая пуля Монахана летит уже в виновника кровавой жатвы. Коленная чашечка разлетается вдребезги. Нечеловеческий рык. Парни в форме снаружи напряглись. Мужчина разучился регенерировать отдельные костные структуры, поэтому он не поднимается. Даже не старается. Неужели он выслушает поучительную лекцию прежде чем Чейс его утащит? Он же ведь его не бросит...
— Зачем?— Вечный вопрос, который он мог обратить к каждому своему живому товарищу, к мертвым друзьям, к мертвым родителям, к мертвой первой и последней женщине, которую так сильно любил. Ко всем, кто был, так или иначе, связан с ним.
Единственное, что держало его в мире живых- сущая безделица, так он величал сей акт. Он не называл это местью, не бросался громким "правосудием", это было очередной пометкой на полях, которые он начал оставлять еще будучи зеленым эковцем, внимательно слушая сухие брифинги Уорда и мотая на ус эти канадские байки. У этого события не было конкретного названия, оно просто должно было произойти. Как восход солнца, как неумолимый закат. Нужны ли вообще причины зверству? Финальный штрих. Беррингтон опускает лицо. Точка? Как досадно, что это этюд в кровавых тонах теперь принадлежал не ему.
Вместо фанфар послышался стройный топот сапог в стиле милитари, звук ломающей древесины и крики штурмовой группы SWAT. Рой красных точек появился на спине Монахана так внезапно, что еле успевает обернуться, чтобы увидеть с десяток мелкокалиберных стволов и летящие удары дубинок, валящие его на пол. Тяжелая стопа приземляется на руку ирландца, заставляя его выронить пистолет.
Парень с пшеничными волосами отталкивается от пола и косолапо встает на одну ногу, вторую чуть подгибая. Одной ногой там, другой…
— Сэр, бросьте оружие.
— Оружие?
— Сэр!
— Я не понимаю о чем вы говорите- Насмешливый британский акцент. Он облизывает сухие губы, наклоняет голову, изучая потемневшими глазами наставленный на него автомат. Зоркий глаз сразу подмечает обойму с тибериумными пулями, торчащую, из корпуса MP5. Улыбка, кажется, разрывает его мокрую, все еще молодую кожу напополам. В сумраке особняка, он видит как оперативники толпою пытаются скрутить буйного когда-то партизана, когда-то заключенного, но было бы все так просто, как это выглядело на первый взгляд. Ведь Чейс это проходил. Картина не нова. Голубые глаза вглядываются в пол, где с прижатой к полу щекой брыкается Монахан. Они встречаются. Оливер подмигивает. И одними губами произносит: «Все хорошо».
— Стоять! Я буду стрелять!
— Оу, я и не сомневался.
Самая быстрая рука на диком западе взмывает вверх, проделывая свой путь ко внутреннему карману, где лежит, как в ящике Пандоры, на самом дне...
Пули прошивают все предплечье и дырявят ладонь, которая через секунду безжизненно повисает, следующая очередь пробивает сердце, там обычные пули, им сложно проникнуть до желаемого, до его неустанно бьющегося сердца, но после того, как начинает действовать дьявольский металл, они вмиг вгрызаться  плоть, разрывая клапаны, желудочки, аорту. Он стоит долго, смакуя каждое пулевое отверстие, старуха смерть, по старой памяти, не отпускает его так просто. Не так все просто. Не все.
Зачем?
Он выдыхает носом, кривя губы и жмуря глаза. Он решето. Он не кричит, он не смеется. Этот танец ему не по зубам, партнерша слишком стремительна, он отстает, скользит, проскальзывает на багровой линии и сбивается с ритма.
Покачнулся. Мужчина падает набок, на живую руку, повисшую, раскрывающуюся, как цветок свои лепестки навстречу солнцу, пальцы дергаются в конвульсии. Тоскующий огонек в руке не что иное, как зажигалка, подарок от старого друга со времен войны. Подарок? Трофей! Одна из немногих вещей, которую он хранил в своем заброшенном доме, постоянно чиркая ей на манер лидера отряда. Ирландцу не нравилась его дурная манера, но Олли не прекращал выбивать искры, дурачась, ведь он не курил. Даже в самых безнадежных ситуациях, под пулями, за трухлявыми стенами он щелкал и щелкал, щелкал.
А ведь будет искра. А, значит, будет и пламя, мой друг.
Пламя, что не угаснет. Никогда.
Люди в полицейской форме опускают дымящиеся оружие, и капитан штурмовой команды кривит лицо, сплевывая на усеянный гильзами пол то ли от досады, то ли негодуя.
— У нас два трупа помимо тех на улице.— рапортует он в рацию, наблюдая как Монахан становится только сильнее под валом грузных тел оперативником, кто-то перестает оказывать деликатные знаки внимания и переходит к ударам по лицу. Ногами.
— Этого в машину.
— А что с записями камер?
— Кто-то стер. Недавно.
— Блять, еще один сраный рапорт.

пост от мамки

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

Единственный вопрос, который люди задают в этом мире и никогда не получают на него ответа. Возможно только при жизни, но нам этого не узнать, пока не погаснет свет. Почему? Почему одиночество довольно странная штука? Иногда ты наслаждаешься этим ощущением, иногда бьешься в агонии безысходности, а иногда просто боишься остаться одна. Прошло уже больше месяца с тех пор, как мы попали в западню психов (а их развелось чуть ли не на отдельную третью сторону), но я все ещё по-детски боялась темноты, вздрагивала от неожиданных появлений людей и боялась остаться одна. Именно поэтому частенько засиживалась допоздна в аналитическом отделе, засыпала на кушетке в комнате отдыха, а иногда и вовсе на клавиатуре. По научному это называется посттравматический стресс, но кого это интересует, когда кругом бомбят, стреляют, убивают и прочее? Таблетки, любезно выписанные мне все тем же Ллойдом отправлялись в унитаз, т.к. я никогда не доверяла всяким психотропным веществам, якобы с успокаивающим эффектом. Будь рядом со мной мужик, который глубокой ночь прижмет покрепче и защитит от всех кошмаров – вот тогда это было лучшим лекарством. Но мужика, как мы знаем, рядом не было.
Почему мы всегда чудовищно переигрываем, когда, нужно чтобы в глазах другого человека ты выглядел счастливее, непринуждённее, лучше, чем когда он был с тобой? Газ в пол, через перекресток на красный свет. Мчимся каждый в своей машине с разных точек города, когда нам обоим на мобильный приходит странны звонок из полицейского участка, информируя о том, что Пейдж задержана. Странная штука фамилия, меня могли сколько угодно раз останавливать за превышение скорости или неправильную парковку, но лишь услышав фамилию Делавер возвращали права и просили больше так не делать. Откуда было такое влияние, ведь не мог Джо им обладать, даже будучи агентом ФБР. Или мог? Мы вбегаем в участок, ненароком соприкоснувшись руками и тут же отпрянув на безопасное расстояние. Между нами уже начат бракоразводный процесс, а мы все равно не можем друг от друга отделаться. Мне не хочется его видеть, не хочется говорить, не хочется когда-либо чувствовать запах одеколона, который сама и купила на минувшее Рождество. Но все маршруты ведут в одну и ту же западню – к нему. Мы вносим за дочь залог, она не говорит спасибо, даже не смотрит на нас, вероятнее всего, презирая. Она тоже отказалась выбирать между нами двумя, но решив не останавливать свой выбор ни на ком, этой ночью она проведет ночь со мной, а затем снова исчезнет на пару дней. Пересели в мою шкуру кого-нибудь другого, он бы точно удавился, порой я и сама не понимала откуда во мне берутся силы.
- Был бы ты мужиком, воспитал бы дочь как следует отцу. Это же даже не сын, страшно подумать, что бы выросло, будь бы у нас он. – мы стоим на лестнице перед полицией и пережевываем друг другу кости, пока не уничтожим все в друг друге без остатка. Качественно дерьмо, которое вылилось на меня после этой реплики можно было бы продавать за дорого, ведь редко кому так удавалось так мастерски уделать свою жену.
Со стороны сложно понять уже давно не пару Джо и Джилл. Почему она всегда терпит его сухость, жесткость и безразличие? Почему он никогда не может повести себя не как мудак? Почему они постоянно проходят через сухую пустыню горечи, чтобы в конечном итоге заставить друг друга ненавидеть просто потому что слишком стыдно признаться, что на самом деле скучает?
Почему все отцы всегда убеждены, что роль матери – это проблема? Чтобы переключить всю тревогу за свое чадо на одно и тем самым отвести от себя подозрение. Ведь негоже мужчине показывать свою слабость, показать свой страх, оголить нерв, нет, что вы, это же не то же самое, что каждый раз заниматься любовью раздетым, нет, это намного интимнее, это не для того, с кем прожил целую жизнь в браке.
- Моя проблема лишь в том, что из-за тебя она ренегат. Хотя постой ка, это же и твоя проблема. И ты едешь потому что чувствуешь свою вину, так что оставь свою легенду про инспектирование кому-нибудь, кто не прожил с тобой вместе тысячу лет. – я пристегиваюсь, хотя прекрасно помню, как Джо водит машину. Если мы и разобьемся, ремень меня не спасет.  – Если ты в этом уверен, считай, что прокатимся с ветерком, сменим обстановочку. - Уже сев я вдруг осознаю, что мне предстоит провести больше, чем 10 минут в компании со своим мужем. Своеобразная форма самоубийства.
- Я знаю, что ты считаешь меня дурой, и мне плевать. Этими плоскими параллелями ты меня из машины не высадишь, так что давай трогай – я хлопаю по торпеде и не стесняюсь смотреть Делаверу прямо в лицо. С меня хватит взглядов в сторону и попыток избегать друг друга. Мне осточертело все время искать повод постучать в его дверь. Меня бесит, как на нас смотрят со стороны отделы. Мы семья, плевать в каком виде, прошлого не перечеркнуть.
- Рада, что все твои побои на женщинах закончены, мне в свое время повезло меньше остальных. – ещё при браке мы старались не вспоминать то время, когда крошка Пейдж невольно влияла на нас своей способностью. Но даже когда мозг понимал, что Джо не отдавал отчета в своих действиях, сердце это отказывалось принимать, а память слишком хорошо запомнила всю боль. – А я тебе не грозила никогда ни тем, ни другим – обида, это самое сильное, что когда-либо меня ранило и единственное, что так и не сумела простить мужу. Ведь назойливая мысль так и не смогла уйти из моей головы: а если бы Пейдж приказала, он бы меня убил?
Джо заводит мотор, выжимает сцепление, переключает передачу, кладет руки на руль и…Белое золото ловит первые лучи восходящего солнцу, отражаясь бликами в моих зрачках.
- Это что такое? – я сама не понимаю свои ощущения, но одетое обручальное кольцо на пальце Джо явно выбивает меня из равновесия, которое, в принципе, я и так не особо поддерживала. Наше обручальное кольцо. Точно такое же, как висит сейчас на моей шее, вместе с крестом. Какое счастье, что заглянуть под мою рубашку Джо не может.
- Сделал себя вдовцом, а я меня покойной женой? – даже не знаю, что сильнее: обидно, как он его носит или похвально, что он его до сих пор хранит. Нам девочкам простительны такие сантименты, а вот с мужчинами всегда все сложнее.

Дороги были разбиты, от постоянной езды по ямам начинало укачивать, поэтому я даже обрадовалась остановке. Если бы ещё Джо смотрел на меня чуть попроще, а не своим фирменным свинцовым взглядом. 15 минут – это сказка, в далекие двадцатые меня ограничивали и вовсе пятью минутами, а ведь у нас тогда были маленькие дети. Я удаляюсь от машины и, не поворачивая голову бросаю:
- Прекрати пялиться на мою задницу, уже горит пламенем. – а затем удаляюсь. Конечно в таких заведениях мало приятного, поэтому я стараюсь быстро взять все необходимое и поспешить к кассе. Реплики в мою сторону оставляют желать лучшего, кто-то уже со скрипом отодвигает стул, чтобы встать и «познакомиться поближе». Я достаточно быстро проскальзываю в уборную и закрываюсь на щеколду. Конечно, она меня не спасет, если сюда действительно захочет кто-то зайти. Я выдавливаю на только что купленную щетку только что купленную пасту и быстро чищу зубы, затем умываюсь и долго держу руки под ледяной струей воды, чтобы унять дрожь. Нужно кофе, но его будут слишком медленно готовить, для моей внешности это убийственно. Я быстро выхожу из комнаты и следую к выходу, где меня уже поджидает два чебурека. Их плечи больно врезаются в мои как раз в самом дверном проеме.
- Вон там у бензоколонок стоит один ублюдок, которому плевать кто ты, застрелит одним выстрелом, если дотронешься. – не знаю уж почему они решили не проверять на деле, возможно время ещё было слишком раннее для разборок, но один из чебуреков отступил, а второй не стал препятствовать дальше.
- Держи на перекус – я кладу пакет с пирожками рядом с Джо. – Наверное, забыл уже, когда питался в последний раз. – и это даже не вопрос, а утверждение. Я и сама не помню, когда в последний раз ела, вчера или это было уже два дня назад. Мы проезжаем мимо кафе, на выводе нас провожают двое моих новых знакомых. – Те чебуреки такие славные ребята, хотели с тобой познакомиться, но я сказала, что мы спешим – я откусила один из пирожков и только тогда поняла на сколько проголодалась.
Через полчаса по дороге-камикадзе меня срубил сон. И все было бы супер, но за последний месяц сон стал не самым моим лучшим другом, а все потому, что такие отборные кошмары друзья поставлять просто не могут.  Сначала ты мучаешься, потому что переживаешь этот сон, потом ты мучаешься из-за того, что не можешь проснуться, ну а потом ты глохнешь от своего собственного крика. Именно так я проснулась и в этот раз. Сначала было сложно сориентироваться где я нахожусь, затем меня одолел психоз, почему я пристегнута, т.к. спросонья не разобрать пристегнута ли я или чем-то привязана, ну а потом наткнулась на презрительный взгляд Джо.
- Извини – я ерзаю на кресле, стараясь сесть поудобнее, но сердце в горле стучит так гулко, что мне становится ещё больше не по себе, а ремень лишь усугубляет положение. Я стараюсь выровнять дыхание и просто смотреть вперед на дорогу, однако ничего не выходит. – Останови машину. – сначала я говорю это достаточно тихо, но мы не останавливаемся. Паника нарастает, я отстегиваю ненавистный ремень и уже срываюсь на более громкий возглас – Джо, останови машину – я бы выпрыгнула из неё на ходу, если бы он не затормозил. Только тормоза заскрипели, как я вывались на ватных ногах на землю, с силой хлопнула дверью и спустилась вниз по обочине.
Долбанная посттравматическая хрень. Я пинаю с земли камень, затем просто пинаю землю, потом делаю много вдохов и выдохов, пока состояние тревоги не начинает отпускать.
Через три минут я возвращаюсь к Джо.
- Поделись сигаретой – заявляю неожиданно для самой себя, прекрасно понимая, что это может и не помочь, но почему бы собственно и не попробовать. В 43 года-то.

пост от старшенькой

Я смотрю на них и вспоминаю, почему после магистратуры и Куантико не вернулась ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес. Нью-Йорк находился практически в равном удалении от обоих очагов дополнительных проблем. Идеально было бы, конечно, переехать в Майами, чтоб уж было честно, но климат не тот. Я смотрю на них и вспоминаю вечера, когда они оба думали, что малышка Клэр на верху спит. Я смотрю и понимаю, что смертельно устала. Вот именно сейчас. Будто бы я уже слишком стара для того, чтобы снова окунаться в эти проблемы родителей снова. Мы все отлично знаем, что кроме них двоих никто и ни что не сможет им помочь. Ни Пейдж, ни Чарли, ни уж тем более я. Два мазахиста, что, кажется, никогда не перестанут друг друга терзать. I want to get out of here.

Клэр утыкается переносицей в пучок из кончиков пальцев. Осматривается. Типичная холостятская квартира. Ни картин, ни штор, ни статуэток, ни вазочек. Почти что спартанские условия. И если у матери обаняние отменное, то Клэр лишнего не замечает обычно, а потому молчит. Чарли ведёт себя так же как в детстве: когда не может спрятаться за юбку матери, она прячется за юбку Клэр, следует за ней хвостиком и помалкивает, поддакивая только тогда, когда это необходимо. Если бы так же можно было и с Пейдж, было бы куда проще жить. А сейчас… Клэр бы предложила Шарлотте отправиться от этой начинающейся грызни куда-нибудь подальше, кофе элементарно попить и составить план действий, но куда же сбежишь с этой подлодки. Бадди не выдержал и лёг, положив голову на лапы и следя за фигурами Джо и Джилл. Клэр потянулась в сторону и погладила его по спине.
— Не, ну засохший сыр, это ещё ладно… Вот если бы там мышь повесилась, — глупая привычка вставлять едкие комментарии, и появилась она где-то со времён Гарварда. Клэр знает, что лучше не встревать и дать им двоим выговорится, но тогда придётся потратить слишком много времени. Можно, конечно, пока с Чарли прогуляться, купить сервиз, чтобы Джилл его побила (желательно не о голову Джо), пачку сигарет, чтобы у Джо была возможность предложить Джилл паузу, после того, как наорутся оба, и пачку контрацептивов, чтобы у всей развалившейся семьи не было ещё одной «проблемы». Хотя Клэр была уверена, что в четвёртый раз точно должен быть пацан. Но отец как-то решил не проверять, что славно.
По суровому взгляду матери в ответ, Клэр поняла, что лучше пока заткнуться. Девушка вздохнула, нагнулась вперёд и посмотрела на Чарли. Она уже было собиралась открыть рот, чтобы предложить сестре кофе — должно же оно здесь быть. Но вопрос прервал её планы, и она поочерёдно посмотрела на отца, а потом на мать. Пауза затянулась, как петля затягивается на шее жертвы.
— Что имеешь в виду под "хотела, чтобы мы увидели"? — глупый вопрос-уточнение, но Клэр слишком туго воспринимает эту информацию. Пазл в голове слишком быстро срастается в единую, цельную картину. Волосы на затылке встают дыбом. И как они изначально не подумали об этом. Клэр пришлось иметь дело с той шушерой, которую Пейдж называла своими друзьями, но там были в основном отбитые ребята. Клэр поджимает губы и откидывает голову назад, на спинку кресла. Затем молча и деловито достаёт телефон, набирает последний номер.
— Джим, — она хотела начать быстро, но для начала нужно удостоверится, что на том конце тебя слышат, ибо привычного «Боунс» не было.
— Да, Клэр, уже соскучилась?
— Слушай, можешь пробить по своим чудо каналам траекторию перемещений Пейдж Делавер за 15 февраля? — она пропускает мимо ушей явное продолжение марнезонского балета, начатого накануне, серьёзным тоном, зная, что в этот момент профессионал в Боунсе включается.
— Ну ты загнула. Оплачивали ли она что-нибудь картой, бронировала ли билеты — это да. Но мобильники — это территория…
— Не выделывайся. У тебя полный доступ к…
— Клэр, они тоже не дебилы. Каждый выход в программу прописывается в протокол, как и то, что я там делаю. Для меня это так себе чревато, больше для тебя. Ты уверена, что хочешь, чтобы я отследил метаданные твоей сестры?
Делавер замолчала. Если то, что говорит Джил — правда, то у них всех начнутся проблемы. Мало того, что Пейдж Делавер — киберпреступник, пусть и не на серьёзном уровне, так ещё на стороне террориста Риндта.
— Кееей.
— Я думаю, погоди, — девушка поднялась из кресла. Бадди поднял голову, Чарли внимательно смотрела, как сейчас смотрят и родители. Все эти взгляды чертовски мешают думать, как поступить лучше.
— Отследи повторно карту, может мы что-то упустили в первый раз.
— Хо-ро-шо, но не рассчитывай на результат... — на распев отвечает Джим, тяжело вздыхая.
— Спасибо, Джим, — Клэр жмёт кнопку отбоя на большом дисплее и оборачивается ко всем вопрошающим. Взгляд глубокопосаженных серо-зелёных глаз останавливается на Джо:
— Теперь ты понимаешь насколько всё серьёзно? — Делавер склоняет голову набок и выдерживает паузу, чтобы продолжить, — Мама позвонила мне уже в самый крайний случай, перед тем, как поехать в отделение полиции, чтобы заявить о пропаже. Я напрягла пару своих знакомых, чтобы проверить банковские счета, когда выяснила, что друзья её не в курсе, где она. Кстати, раз уж последний бойфренд за решёткой, есть шанс, что нам дадут его повидать? Может он что-нибудь знает?
Клэр чуть сощурилась. Взгляд ищейки. Хорошо, когда знаешь, что ищешь. Сложно только то, что не можешь предугадать, где искать.

Выдержка из анкеты

VII Бессеребренник Иуда (Saint Judas)
» Джо не скрытный— он немногословный, крайне мрачный, но идущий на контакт, никогда не прячущий свои глаза. Вечно изучающий взгляд шныряет по комнате, подмечает любые детали, оценивает обстановку. Складывается впечатление, что он вечно напряжен как загнанный зверь, но, поверьте на слово, вы не знаете, что значит напрячься в понимании Джо.
» В мужчине с 18 лет пытаются ужиться мудрый семьянин и самоотверженный борец с несправедливостью. Этот конфликт не может разрешится и посей день, разрушив прекрасный брак и собственную психику. Джо скептичен во всем, старается принимать решения исходя из общего блага, а не то что хорошо для одной единственной личности. Но это не мешает ему быть самоотверженным если дело касается дорогих ему людей.
» Джо редко смеется, но достаточно часто ухмыляется. Вместо людей он часто видит подобии животных, псов, котов, знает как с ними общаться, как их обхитрить, со всеми в общении он занимает позицию “над”, возвышается. Жизнь для него уже пройденная дорога, люди его перестали удивляться, единственная причина жить и рисковать своей жизнью в этой войне— это сделать мир чуточку лучше для своих детей.
» Старого пса новым трюкам не обучишь, говоришь? Это явно не про Джо, безупречный, аналитический ум с годами стал только яснее, отбросив все возможные эмоциональные переменные, он выстраивал отношения в коллективе так, что с легкостью мог стать как лидером, так и помощником лидера без желания претендовать на его лавры и обязанности. Но больше всего Делавер любит работать один, как по части аналитики, так и в поле.
» "В Техасе люди простые". Этот стереотип отчасти Джо и сам принял. Мужчина избегает всячески философские вопросы, ему чужды терзания души и мечущийся инфантилизм других поколений(бес в ребро тоже прошел мимо него), но, работая с молодыми оперативниками, он потихоньку начал проникаться их проблемами, любя давать простые, порою странные советы из разряда: "бери быка за рога", "не объездишь кобылу — не поймешь" и другой, понятный лишь ковбоям прерий, фольклор.
» Что касается его мировоззрения, то Джо не может служить верой и правдой людям, которые подозреваются в терроризме. Делавер считает, что Итан, хоть и выглядит как говнюк, говорит как говнюк и вообще по сути является говнюком на первый взгляд, у него хотя бы есть четкая позиция, желание удержать от мир от безумия и хаоса, когда Риндт прикрывается высосанной из пальца околобиблейской моралью, выводя людей на улицу и сталкивая между собой. Как юрист, он считает, что Линколь мог бы и законным способом доказать свою правоту, как гражданин правового государства, а не бежать из тюрьмы, как преступник, и более того— призывать людей к оружию.
» Джо сложно назвать верующим, но мужчина крайне падок на всякого рода знаки и символы, именно они служили векторами во многих его действиях: от решения стать отцом до предательства своих товарищей ренегатов.

0

16

0

17

http://funkyimg.com/i/2N5JG.gif http://funkyimg.com/i/2N5JE.gif

Свернутый текст

http://funkyimg.com/i/2N5JD.gif http://funkyimg.com/i/2N5JF.gif

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jake johnson

» имя, возраст:
Chuck // Чак, ~30-35.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
до войны: на ваш вкус (что-то, соответствующее его личности);
сейчас: информатор ренегатов.

» способность:
биолокация, ментальный блок, шестое чувство, эффект хамелеона, абсорбция материи, прохождение сквозь объекты or ваш вариант (обсуждаемо);
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

Чак - ты тот еще кадр и забавный малый.
Еще до начала войны ты метался с места на место, был далеко не работником месяца, возможно, сменил несколько профессий или компаний, якобы находясь в поиске, но на деле, попивая пиво, ты признавался друзьям, что понятия не имеешь, кем хочешь быть.
В то же время - ты хороший друг, на тебя даже можно положиться, но, черт возьми, рисковать ты совершенно не любишь. Вообще. Тебе бы тихий дом, бесконечный запас пива и классный паб по соседству, где можно расслабиться после работы - но никак не войну, убийства, разруху и многочисленные стычки вигилантов и ренегатов.
Возможно, ты даже считал себя неудачником, но после начала войны жизнь доказала тебе, и не раз, что хрена с два тебя так просто поймать или прибить. Впрочем, ты не перестаешь попадать в самые разные передряги, но умудряешься выходить из них живым (но не всегда невредимым).
Не все воспринимали и воспринимают всерьез, ты не кажешься угрозой, не привлекаешь внимания, и от того ты так хорош в качестве информатора. Ты бы не хотел им быть, но интересные и полезные сведения и важные контакты так и липнут к тебе магнитом. Как ни отнекивайся, Чаки, но похоже, что ты был создан именно для этого.

Тебя колбасит от одной мысли, но я снова появлюсь в поле твоего зрения. Ты постоянно орешь: "Чтоб тебя, Салли!" и клянешься, что завязал помогать мне и ренегатам, ты кричишь, что отошел от дел, но каждый раз оказываешься в самой гуще событий. Так что, куда бы ты ни отправился, любитель покоя и сторонник неконфликтной обстановки, я все равно найду тебя и все равно втяну в очередную передрягу http://funkyimg.com/i/2JVEz.gif  Ведь мы такая отличная команда: я за риск, ты против него; я за импровизацию, ты за стабильность и выверенный план; я за бой, ты за отступление. Вот и посмотрим, насколько хорошо нам работается вместе.

Особых требований нет. Приветствуется здоровое упоротое чувство юмора, креатив и тяга развивать персонажа совместно и с другими игроками (поверь, у нас ты точно не останешься без игры). Добавлю лишь то, что с Чаком уже отыграны два эпизода (где он появляется на несколько постов в качестве нпс), но его роль очень важна, поэтому сильно ждем тебя и готовимся совместно рвать шаблоны военной драмы (не все ж страдать http://funkyimg.com/i/2JVEz.gif ).

п р и м е р    п о с т а

- superstition ain't the way -

Чей-то громкий мат на улице заставил Салли вздрогнуть и с трудом разлепить глаза на сонных щах.
Пол. Ножки тумбы.
"Какого бабуина..."
Решив, что ему все еще снится сон, Уилл закрыл глаза и приготовился мирно посапывать, но внезапно ощутил приступ такой головной боли и такого вертолетного головокружения, от которых не то что спать - жить не сильно хочется. На космонавта Салли сейчас мало походил, но ощущения испытывал довольно схожие: земля в иллюминаторе плюс состояние невесомости, при котором внутри тебя крепнет ощущение, будто твои ноги летят выше головы, а сама голова, наполненная изнутри непонятной жидкостью, словно старый аквариум, парит где-то в стороне и одновременно рядом с тобой, гудя так, будто на нее на всей скорости несется состав.
"Fuck dat..."
Не имея представления о том, где находится, а также не догадываясь о расположении предметов интерьера, Уилл умудрился оказаться рядом с унитазом очень вовремя, чтобы, едва не нырнув туда головой, избавиться от отравляющих остатков алкоголя.
Спустя пятнадцать минут "исповеди" перед белым другом, Салли потер сонное и помятое лицо руками и потянулся к раковине и крану с водой. В висках ярко и звонко барабанили тамтамы как издевательский гимн всем страдающим от похмелья, каждое движение причиняло дискомфорт, а голова, кажущаяся нереально огромной, при малейшем неудачном наклоне грозилась треснуть изнутри, как переполненная бочка. Салливану пришлось оставить попытки подняться, и он просидел у стены на прохладном кафеле еще некоторое время, прикрыв глаза и лениво прокручивая в памяти события вчерашнего вечера. Но всплывали лишь отдельные кадры, от мелькания которых Уиллу приходилось открывать глаза и делать глубокие вдохи.
За это время он успел получить входящее сообщение о месте встречи с группой приблизительно через 4,5 часа, и Салли мог лишь надеяться, что за это время он не только успеет прийти в себя, но и доковыляет до точки сбора, что было достаточно смело, ведь от одной мысли, что ему придется поднимать свою невероятно огромную голову-шар и нести ее далеко отсюда, Уиллу хотелось положить самого себя на кровать - так бережно, как только можно, и предаться крепкому бессовестному сну. И пусть ему звонят хоть до второго пришествия — все, что ему следует сделать, так это осторожно улечься, очень тихо, чтобы не разбежались длинные чёрные трещины по скорлупе его хрупкой гудящей головы, натянуть одеяло повыше, подтянуть колени к подбородку, свернуться калачиком и лежать в покое, тепле и темноте многие месяцы, словно зародыш. А на любые попытки привести в чувство он бы отвечал из-под одеяла: "Не трогайте меня, я не знаю ничьих тайн, понятия не имею, о каком штабе и какой войне идет речь, оставьте меня в покое. Я хочу тепла и темноты. На многие месяцы. Я ещё не родился. Я сплю, и в моей огромной пустой голове шумит сладкий ветер беспамятства".
Но спустя десять минут чувство долга взыграло сильнее, и Салли, пробормотав в свой адрес несколько только что придуманных вычурных эпитетов, отлепился от стены и наконец-то (но с большим трудом и крайней осторожностью) принял вертикальное положение.
"Спокойно, бро. Не делай резких движений. Сейчас возьмись осторожно за смеситель, поверни его плавно, как руку женщины, в нужную сторону, и ме-едленно подними наверх, после чего умойся - бережно и заботливо, как если бы твое лицо могло развалиться на части при любом случайном прикосновении".
Прокручивая в голове успокаивающие мысли, помогавшие сосредоточиться на деле, Салли поморщился от скрипа смесителя и осторожно умылся прохладной водой.
Да. Так определенно лучше.
Подняв взгляд на зеркало, Салли за мгновение изменился в лице.
"Какого..."
На его левой щеке красовался смайл, выведенный чей-то уверенной рукой черным, как смоль, маркером. Крайне озадаченно потерев линии, Уилл понял, что маркер, по всей видимости, водостойкий.
- Блеск.
Загадка о том, чем он занимался вчера вечером, становилась еще более интригующей.
Приняв контрастный душ и почувствовав себя в разы лучше, Уилл собрал свои вещи и, с третьего раза верно надев под рубашку и жилет облегченную экзоброню (два раза запутался с вырезами, один раз надел не той стороной), Салли убрал оружие в кобуру под жилетом, телефон - в карман и вставил в ухо микронаушник, который искал минут двадцать, после чего нашел в пачке чипсов рядом с кроватью. Не на шутку проголодавшись, Салливан смел всю еду и воду в номере мотеля (вот, где он, оказывается, находился) и поплыл, как призрак алкогольного абстинентного синдрома, к выходу, чтобы найти место для завтрака.
Мотелем оказался второй этаж небольшого паба на одной из центральных улиц городка под названием Бакли, куда Салливана занесло по старому знакомству и закончилось празднованием чей-то помолвки, дня рождения кошки, игрой в гигантскую алкодженгу, пиво-вонг и "Эдвард-сорок-градусов". Заползая за стул барной стойки осторожно, чтобы не сотрясать гудящую голову, которая и без того разрывалась на части от любого, даже негромкого звука, Салли заказал плотный завтрак, три литра воды и приготовился умирать. Бармен оказался не промах - видимо, привык к зеленым мордам после попоек, - и подал парню холодное полотенце, которое Уилл сразу же приложил к гудящему черепу и с благодарностью влил в себя первый стакан с водой, за которым нон-стоп проследовал второй и третий.
Несмотря на относительно темный интерьер, Салли раздражал яркий солнечный свет из окон паба, но, к счастью, Зевс, Посейдон и вся остальная братия богов была благосклонна к австралийцу: кто-то забыл на стойке свои очки от солнца, и Уилл, не особо раздумывая, осторожно поместил их на нос, стараясь касаться головы по минимуму.
- Мяу, - раздался неподалеку от Салли скрипучий кошачий голос.
Поморщившись, австралиец повернул голову-шар и увидел неподалеку от себя кота - вчерашнего именинника.
- Не шуми, - буркнул Уилл, вернувшись к завтраку.
- Мяу, - настойчиво повторил кот, который чувствовал себя куда лучше Салливана.
- ТИШЕ, - шикнул мужчина и потер дрожащими пальцами пульсирующие виски.
- МЯУ! - "прокричал" (как показалось Салли, и он был готов в этом поклясться) кот и подошел чуть ближе к стойке.
- Да на, на, наслаждайся! - Уилл схватил кусок бекона и с мученической миной на лице запустил им в кота, который перехватил бекон еще в полете и с наслаждением зачавкал едой рядом со стойкой. Вздохнув и позавидовав животинке, Уилл вернулся к своей тарелке.
Когда на ней оставалась еще добрая порция завтрака, до Салливана внезапно донеслись крики с улицы, отборный мат и звуки выстрелов, разорвавшие его бедный нежный от похмелья слух, словно осколочная граната.
Прикинувшись кактусом, Уилл продолжил ковырять омлет с беконом и отправлять его в рот, упрямо убеждая себя в том, что это просто кто-то решил устроить шоу фейерверков. Или рядом находится тир. Или ребята просто резвятся. И это при том, что бармен давным-давно спрятался в подсобном помещении, в то время как Салли продолжал завтракать за стойкой и морщиться от гудения в голове и похмельной боли в мышцах.
Но когда одна из пуль пробила стекло в окне паба и угодила в одну из бутылок на стойке перед Уиллом, австралиец с некоторым удивлением отложил вилку в сторону и медленно обернулся к окну.
"Серьезно?"
Встав со стула, Уилл потянулся к пистолету в кобуре, но потом передумал и, словно вспомнив что-то важное из прошлой ночи, заглянул за барную стойку и вытащил оттуда дробовик.
- Очень надеюсь, это все-таки какой-нибудь местный фестиваль, - пробормотал под нос Салливан, направляясь к двери походкой пенсионера.
Сразу выходить на улицу не стал - сначала выглянул в окно и, насчитав четырех подозрительных лиц с битами, вздохнул. Кажется, про отдых придется забыть, ибо эти "подозрительные лица" меньше всего походили на мирных жителей, но казались простыми преступниками, прямо сейчас забивавших ногами и битами какого-то беднягу, чье лицо, залитое кровью, показалось Салли сильно знакомым.
Австралиец поставил дробовик рядом с дверью.
- Эй! - хрипло прикрикнул в их сторону Уилл, когда вывалился, шатаясь, из паба, и поморщился от громкости собственного голоса. Когда четверка обернулась к нему, Салли добавил: - Толпой на одного? Вас только что из школы для трудных подростков выперли, или вы просто так развлекаетесь, пока ваши мамаши готовят обед?
Шпилька в адрес их возраста была вполне заслужена: все четверо выглядели лет на десять моложе Салливана, если и не больше.
- Че ты там сказал, говна кусок?
Салли поморщился.
- Не кричи ты так. - Вздох. - Я сказал, говна кусок, - добродушно передразнил он выступившего парнишку, - что твоя мама будет явно недовольна из-за всего вот... этого,  - он кивнул в сторону разбитых окон близлежащих зданий и избитых до полусмерти людей. - Шли бы вы отсюда.
- Ой, да что ты? - гоготнул второй парень. - Что ты нам сделаешь, Джон Бон Джови?
Знал бы Салли, что за этими четырьмя подростками-переростками стоят еще несколько взрослых и куда более опасных партизан вигилантов, которые были кураторами для новеньких и водили их в "поле" на задания, возможно австралиец и не стал бы так резво выступать. Но его и без того гудящая голова требовала тишины, покоя и возмездия за сильный шум, и поэтому Уилл решил припугнуть молодежь - которая, ко всему прочему, успела позабыть про избиваемого мужчину, неподалеку от которого плакала его невеста (вот, оказывается, чью свадьбу они все вчера отмечали).
"Hey, mate".
- Ну... тебя, Тимберлейк, - ткнул он пальцем в "главаря", - я кину вон на тот забор, из-за чего ты отобьешь себе копчик и неделю будешь ходить в туалет, согнувшись. Тебя, блондинка, - болтал Салли, давая избитому мужчине возможность уползти подальше, пока партизаны были заняты его речами, - я бить не стану, а просто окуну в чан для очистки рыбы за тем углом. Тебя, Милки Вэй, - кивнул Салли на черного парня с короткими выбеленными волосами, - я привяжу к тому столбу и разукрашу твое перекошенное лицо баллончиком с зеленой краской, и мы поменяем тебе имя на Халк Невероятный. А тебе, Рон Уизли, достанется самое вкусное: я...
Договорить Салли не успел - "Тимберлейк" неожиданно оказался аномально ловким и, подскочив к Уиллу-с-бодуна, ударил его битой наотмашь. "Милки Вэй" подоспел и сбил Салливана на землю, отвесив ему удар ногой под живот, что для и без того страдающего австралийца было сродни удару машиной.
Сплюнув под ржач группы пыль, Салли стянул с носа треснувшие очки и, приподнявшись с раздолбанного асфальта, увидел, как на него летит одна из бит.
Удара не случилось: бита замерла в нескольких сантиметрах от лица Уилла, а уже в следующий момент "Рон Уизли" полетел в сторону своих подельников и сбил их на землю, словно шар для боулинга. Пока все четверо пытались стащить с себя рыжего, Уилл, охая, поднялся на ноги и вытянул руку в сторону паба, откуда через несколько секунд из открывшейся двери вылетел дробовик и "приземлился" прямо ему в руку.
- Я просто мегаохренительный Тор! - гордо прохрипел Салли. Он не раз проделывал этот фокус и на тренировках, и на поле боя. Как австралиец сам признавался, это была его любимая сторона способности (а то и вовсе единственная).
Прицелившись в поднявшихся с асфальта партизан, Уилл проговорил уже куда более серьезным голосом:
- Стоять на месте, One Direction. Не знаю, что вы забыли в этом... - и тут его взгляд наткнулся на татуировку на руке "Тимберлейка". Трезубец. - А. Кажется, знаю. Ну, конечно, кто бы сомневался.
Ему бы держать дробовик ровнее, но руки дрожат, в горле - пустыня Сахара, и голова раскалывается.
А теперь и эти четверо целятся в него из пистолетов и довольно заливаются смехом.
Не... незадача.
"Все, я больше не мешаю виски с пивом".
Радовало только одно: за это время избитый, его невеста и остальные люди успели попрятаться по углам. Только вот что теперь делать Салливану - интересный вопрос.
И тут он придумал. Но за секунду до его действия произошло то, чего он точно не ожидал увидеть.

0

18

http://s5.uploads.ru/X4lSE.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
noomi rapace

» имя, возраст:
Grace Taylor/ Грейс Тейлор, 37.
» принадлежность:
человек.
» профессия:
врач, хирург.

» способность:
не имеется.
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
one two.

Грейс родилась в Бостоне и мечтала стать врачом всю свою жизнь. Гордость отца, на тот момент возглавляющего городскую клинику, юная мисс Тейлор была прилежной, а главное способной ученицей. После блестящего окончания школы она могла отправиться в любой колледж страны, но предпочла остаться в родном городе вместе с семьей. Возможно, сделать так ее вынудили обстоятельства или влиятельный во всех отношениях отец – правду знает лишь сама Грейс. В колледже девушка снова проявила себя как образцовая умница, а вот на работе пришлось немало потрудиться, чтобы доказать свою профпригодность. Неприятие коллег и очевидное пренебрежение наставников Грейс, конечно же, не сломало, но внесло определенные коррективы в ее поведение: шумных компаний она сторонилась, начала курить, а после смены частенько отправлялась в какой-нибудь паб. В одном из таких пабов она стала свидетелем перестрелки, в результате которой буквально вытащила с того света одного из преступников. Доброе, казалось бы, дело осложнило всю дальнейшую жизнь молодой девушки.
Спасенный ею парень оказался шестеркой влиятельного в Бостоне человека, который вынудил Грейс сотрудничать. Теперь Тейлор вынуждена была работать сверхурочно - латать пулевые и резаные раны буквально на коленке, потому что людям, которых она спасала, ни в коем случае нельзя было попадать в больницу.

С Кристофером Грейс познакомилась случайно - он спас ее от домогательств незнакомого парня в кафе. Там же Грейс впервые увидела и его сестру. Их взаимоотношениям она даже позавидовала: так заботливо они относились друг к другу. Судьба столкнула Тейлор со своим спасителем несколькими днями позже. На этот раз Крис стал свидетелем тайны Грейс (как это произошло и при каких обстоятельствах будет обсуждаться с конкретным игроком).
И Грейс, и Кристофер не давали друг другу никаких обещаний, Рен слишком много времени проводил на пределами штатов, воюя на востоке, Грейс - в больнице, спасая жизни, но ничего не значащее на первый взгляд знакомство обернулось для них обоих куда большим. Крис стал для Тейлор тем самым человеком, которому можно было доверять. С ним она чувствовало себя так, будто все проблемы ее реального мира не существуют - Рен давал ей забытое чувство безопасности, и она платила ему нежной верностью, которую он всегда ценил.
Их пути разошлись незадолго до войны - и до личной трагедии Кристофера. Вершителем судьбы Грейс в очередной раз стал ее отец: Грейс узнала, что Тейлор-старший уже давно страдает от игровой зависимости, и успел проиграть все, что им принадлежало. Откровением стало и то, что в игровой лихорадке отец проиграл и ее тоже. Грейс пришлось спасаться от кредиторов отца бегством. В одно утро она просто исчезла. Поменяла прическу и цвет волос, сменила фамилию и перебралась в город побольше, а, когда началась война, не задумываясь, примкнула к рядам ренегатов.

- Хотелось бы видеть ответственного игрока, который не бросит персонажа спустя неделю игры.
- От себя могу предложить игру как во флэшбеках (квента персонажа это позволяет), так и в настоящем. На данный момент Кристофер находится в побочном штабе, где могла бы работать и Грейс. При этом вы можете вполне развивать Грейс как отдельного персонажа, безотносительно Кристофера.
- Для меня важна грамотность, умение экспериментировать в сюжете, любовь к драме, экшну и черному юмору. Можно все вместе.
- Если вы умеете и хотите в спидпостинг, было бы замечательно.

п р и м е р    п о с т а

Грин — универсальный солдат. Тренированный, выносливый, истязающий свое тело тренировками на протяжении нескольких десятков лет. Научившийся как подчиняться приказам, так и принимать решения самостоятельно. Подготовленный выживать в любых условиях — лучший стрелок отряда, способный уложить движущуюся мишень с завязанными глазами.

Кристофер Рен — подполковник в отставке, похоронивший военное прошлое в маленьком покосившемся лесном домике на окраине Денвера, где дни состояли из беспробудных пьянок, безжалостных тренировок и бессонных ночей, прерывающихся часами беспокойного забытья, в котором к нему приходил один и тот же кошмар. Кошмар, который никогда и не был всего лишь сном.

Крис — любящий заботливый брат, оберегающий свое единственное сокровище с таким рвением, что страна, которой он присягал в верности, наверняка не раз испытывала укол ревности. Крис — занудливый старший братец, пытающийся одновременно быть и там, и здесь — ради семьи.

Кристофер Рен — неудачник, который так и не смог защитить свою семью. Свою родину. А вот теперь — и самого себя.

— Ты истекаешь кровью, мать твою! — Райт умеет поддержать в трудную минуту, но Грин только усмехается, ловя отчаянные нотки в голосе капитана. Крис всем весом опирается на плечо сослуживца: он действительно не в лучшей форме. Прижатая наспех к ране ткань уже успела пропитаться кровью, а они так и не выбрались из деревни. — До лагеря в таком состоянии ты не доберешься. Нас найдут и вздернут до рассвета. Или ты умрешь от кровотечения.
— Да ладно, нам повезло, сталь могла быть отравлена.
— Скотина, повезло ему, — Уилл зол, но злость придает ему столь необходимой сейчас уверенности. — Вспомню тебе это, когда будешь умирать от заражения крови.
— Спасибо, друг, — скалится Рен сквозь стон боли. Решение приходится к нему спонтанно. Когда Рен протягивает Райту пулю, он твердо знает, что делает. — Прижги мне рану — и мы доберемся до лагеря к утру. Обещаю.
— Ты спятил, легче тебя пристрелить! — Райт отшатывается от Кристофера с таким видом, будто тот спятил, но оба знают: другого выбора нет.
— Если меня и пристрелят, это будешь только ты, — Грин вытирает кровь грязным лоскутом рубашки, пока Райт раскрывает пулю, чтобы  высыпать порох на место ранения. От одной мысли о том, что будет дальше, у обоих перехватывает дыхание, но Грин не говорит больше ничего и толкает в рот кусок оставшейся ткани — чем тише будет крик, тем больше шансов, что их не услышат.

Райт чиркает спичкой.

Пахнет паленым мясом. И болью.
И страхом
.

Крис слышит страх и сейчас — смутное беспокойство, ласковое и теплое, а значит, боится не он. Боль Рен слышит тоже, и именно она заставляет его раскрыть глаза и сделать еще один судорожный вдох. Твою мать...

Рен резко садится, будто очнувшись от долго сна, и его мгновенно ведет в сторону. Кружится голова и комната. Кажется, это та самая комната, в которой он обитал последние пару недель. Мужчина крепко сжимает край кровати, чтобы удержать равновесие и пытается сфокусироваться.

Твою мать, — уже вслух ругается подполковник, прибавляя еще пару крепких слов. — Какого хера... Как ты здесь... — Нет, Грин, не те вопросы. — А ты еще... — взгляд падает на незнакомого парня возле кровати — явно изможденного и уставшего, но сияющего как новенькая монетка. Встревоженный вид Эш был не менее шокирующим. — Блять.

Еще один вдох. Его мозгам и легким срочно нужен кислород.

Что... — хрипло выдохнул Рен, наконец, собравшись для единственно правильного вопроса, — со мной произошло?

0

19

CHOOSE     YOUR     DESTINY
https://i.imgur.com/mlVPYbl.png

yu'lon    |   immortality   |   triad   |   33 (∞)

0

20

SARAH GADON
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Этому форуму нужно больше блондинок ©
Чтобы оправдать количество киноисходников в образах прошлых веков, эту ангельскую красавицу можно было бы наградить бессмертием или замедленным старением – благо, пока и та, и та способность не исчерпаны. Думается мне, она бы неплохо вписалась в ряд придворных дам в прошлом, являясь английской розой в чьём-нибудь саду, если выберете соответствующее прошлое... А можете вообще не слушать меня и написать свою героиню с отличной от вышенаписанной историей, и я буду не менее счастлива, если для её визуального воплощения вы возьмёте именно Сару.

ангел во плоти

http://funkyimg.com/i/2MQq8.gif http://funkyimg.com/i/2MQq7.gif

http://funkyimg.com/i/2MQq5.gif http://funkyimg.com/i/2MQq6.gif

0


Вы здесь » THE CURSED CREATURES » Родственные души » REVOLT


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC